Наш Самиздат
Евреи всех стран, объединяйтесь!
Добро пожаловать на сайт Jewniverse - Yiddish Shteytl
    Поиск   искать в  

 РегистрацияГлавная | Добавить новость | Ваш профиль | Разделы | Наш Самиздат | Уроки идиш | Старый форум | Новый форум | Кулинария | Jewniverse-Yiddish Shtetl in English | RED  

Help Jewniverse Yiddish Shtetl
Поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег. Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал



OZON.ru

OZON.ru

Самая популярная новость
Сегодня новостей пока не было.

Главное меню
· Home
· Sections
· Stories Archive
· Submit News
· Surveys
· Zina

Поиск



Опрос
Что Вы ждете от внешней и внутренней политики России в ближайшие 4 года?

Тишину и покой
Переход к капиталистической системе планирования
Полный возврат к командно-административному плану
Жуткий синтез плана и капитала
Новый российский путь. Свой собственный
Очередную революцию
Никаких катастрофических сценариев не будет



Результаты
Опросы

Голосов 967

Новости Jewish.ru

Наша кнопка












Погода





Новости от Israland

Курс валют



Новости России

Поиск на сайте Русский стол


Обмен баннерами


Российская газета


Еврейская музыка и песни на идиш

  
Леонид Радзиховский. Эммиграция будущего

Отправлено от gena - Thursday, April 20 @ 00:00:00 MSD

Off TopicЗаунывный плач о кризисе (крахе) российской науки и бодрые прокашливания руководителей Российской АН (РАН) – «все выправляется, молодежь… г-хм… да, приходит молодежь, а по ряду позиций мы и сегодня... г-хм… на передовых рубежах» объединяет одно – полная неконкретность. Это довольно странно, если речь идет о науке, т. е. о чем-то, по определению, достаточно объективном, проверяемом.

Поговорим о проблеме «великого исхода» ученых из СССР- России. Понесла ли наука России невосполнимые потери?

По каким критериям можно судить о состоянии науки в России?

Известно, что, несмотря на модную ныне ностальгию о «высочайшем уровне» советской науки, на самом деле все было далеко не так. Если взять в качестве показателя высшие международные оценки, то по биологии СССР не получил ни одной Нобелевской премии, по химии – одну (Семенов, за работу 1920-х годов). Правда, в СССР-России было 9 физиков – нобелевских лауреатов. Всего нобелевские премии по физике за 1901–2003 гг. получил 171 ученый, в том числе – 79 из США, 20 из Германии, 19 из Англии, 11 из Франции. Это неплохой результат (последняя из «великих физических держав»), хотя довольно слабый, если учесть, что по расходам на развитие физики и по числу ученых-физиков СССР стоял на втором месте после США.

Но вот область, в которой наша страна была действительно конкурентоспособна, – это математика. Математические школы в Москве и Ленинграде считались сильнейшими в мире. Высшей международной наградой в области математики, авторитет которой так же неоспорим, как авторитет Нобелевских премий, является Филдсовская медаль, присуждаемая на Всемирных математических конгрессах. Всего в мире ее были удостоены 44 ученых: 20 из США, 9 из Франции, по 6 из Англии и СССР, по одной – из Швеции, Италии, Японии. Ни в какой другой области советская наука не поднималась до таких высот – 15 % лауреатов высшей премии, 3–4 место в мире, поделенное с Англией. Все наши Филдсовские лауреаты живы, это активные ученые. Четверо из них работают в США – Маргулис, Дринфельд, Зельманов, Воеводский, один во Франции – Концевич. И лишь один, академик Сергей Новиков работает не только в США, но и в России…

Сильно ли обогатили западную науку наши ученые? Опять же, возьмем формальный критерий – ученых высшего уровня. Среди 83 членов АН Израиля два эмигранта из России, оба математики – Иосиф Бернштейн, который также является членом Национальной академии наук (НАН) США и Илья Пятецкий-Шапиро. Впрочем, надо иметь в виду, что раздел между израильской и американской наукой весьма условен, – так, названные ученые работают и в Израиле, и в США. Такая малая процентная норма «русских» в израильской АН (чуть больше 3 % – почти как евреев при приеме на мехмат МГУ в 1970-е годы), раз в 5–6 меньше, чем процент «русских», с их высоким уровнем образования среди всего населения Израиля, объясняется все же, как я думаю, не «дискриминацией», и даже не жесткой внутриеврейской конкуренцией «аборигенов» против «лимитчиков», а просто нормальной инертностью любой серьезной Академии. Не забудем и того, что большинство членов АН Израиля были избраны еще в 1960–1980 годы, когда массовой алии «русских» там еще не было.

Совершенно противоположная картина в США – среди примерно 2000 членов НАН США, живущих и работающих в США, я обнаружил 15 выходцев из России – чуть меньше 1 %. По официальным данным, в США не более 300 тыс. эмигрантов из России – около 0,1 % населения – следовательно, процент русских эмигрантов в научной элите в 10 раз выше, чем в основном населении.

Мне кажется, что объяснение этого факта в том, что в США – в отличие от Израиля – попадала все же отборная часть российской научной эмиграции. Об этом говорят сами имена: академики РАН Абрикосов (лауреат Нобелевской премии), Гельфанд, Синай, Сагдеев, названные выше лауреаты Филдсовской премии Маргулис, Зельманов, иностранный член Лондонского королевского общества Баренблат – вот кто избран в НАН.

Как всегда, больше всего «русских» среди математиков. В отделении математики НАН среди 120 членов – восемь «русских», постоянно работающих в США (Бернштейн, Дынкин, Элиашберг, Гельфанд, Каждан, Маргулис, Синай, Зельманов), и еще четверо работающих в других странах (Новиков – в США и России, Громов – во Франции, Арнольд – во Франции и России, Фадеев – в России). Специальности остальных «русских» членов НАН: прикладная математика – Баренблат, Рохлин, физика – Абрикосов, Сагдеев, Альтшулер, химия – Клибанов, молекулярная биология – Варшавский.

О последнем стоит сказать особо. Известно, что советская биология, в отличие от математики и физики, была слабо конкурентоспособна на Западе. Формальные показатели – у наших ученых не было высших международных премий (не говоря уж о Нобелевской, которую из русских биологов получили Павлов в 1904-м и Мечников в 1908-м), их не избирали в самые престижные академии – ту же НАН, Лондонское королевское общество, Французскую АН и т. д. В связи с этим весьма поучительна судьба Александра Яковлевича Варшавского. Сын известного московского биохимика, А. Варшавский делал в СССР самую блестящую карьеру, какая только возможна: закончив биофак МГУ, был любимым учеником академика Георгиева в самом престижном институте – Институте молекулярной биологии – и в 1973 году, в 27 лет (!) защитил докторскую диссертацию – случай просто беспрецедентный. Когда в 1977 он стал «невозвращенцем», это вызвало грандиозный скандал. Многие злорадствовали: «Да, тут-то он был “первым парнем на деревне”, а вот каково-то ему придется “в большом городе”». Теперь можно сказать, каково ему пришлось: член двух самых престижных американских академий, профессор знаменитого Калифорнийского технологического института, лауреат 14 (!) международных премий, считается (со своим израильским соавтором) одним из самых вероятных кандидатов на Нобелевскую премию и, в любом случае, бесспорно входит в высший слой мировой «молекулярно-биологической» элиты, до которой, увы, не дотягивает ни один российский ученый, хотя кто-то из них, вполне возможно, по своим талантам не уступает Варшавскому…

Среди членов российской научной элиты, постоянно живущих на Западе, можно назвать еще несколько имен. Члены АН Франции: физик Поляков (работает в США, Принстон), математики Громов, Клайнерман (США, Принстон), Концевич; член четырех АН, лауреат многих премий Манин (ФРГ, директор Института математики общества Макса Планка), академик РАН Ларкин, лауреат трех международных физических премий (США, ун-т Миннесоты), член НАН, академик РАН Сюняев (Мюнхен, ин-т астрофизики), член Шведской АН и Эдинбургского королевского общества математик Мазья (Швеция).

Таким образом, по чисто формальным критериям (члены ведущих академий, лауреаты самых престижных премий) я смог отобрать очень небольшое число российских ученых, эмигрировавших на Запад, – всего 26 человек. Из них 17 математиков, 6 физиков, 1 механик, 1 химик, 1 биолог.

Но чтобы оценить значение этих цифр, надо иметь в виду следующее. Если брать такие же критерии (членство в тех же академиях, аналогичные премии и т. д.), то этим критериям отвечают лишь 14 ученых, постоянно живущих в России, из которых 8 старше 80 лет. А среди 26 перечисленных выше ученых, уехавших из России, 20 моложе 70 лет, т. е. еще вполне активно работают…

Но, понятно, дело не только в мировых знаменитостях, уже удостоенных премий и званий. За тремя десятками знаменитостей просматриваются 300–500 «мастеров», тех, кто реально делает науку, – профессоров ведущих университетов, руководителей лабораторий в главных мировых научных центрах. Этим людям от 30-ти до 50-ти лет – самый плодотворный возраст. А еще ниже – тысячи лучших молодых ученых, вчерашних выпускников МГУ, МФТИ, СПбГУ и т. д. И вот такая потеря (а она, увы, произошла) для российской науки, как мне кажется, действительно невосполнима – и тактически, в плане сегодняшней работы, и стратегически (распад научных школ).

Впрочем, точнее было бы сказать не «распад», а «пересадка» научных школ, поскольку российские ученые поддерживают тесные контакты друг с другом, образуя во многих университетах США «русскую мафию». О степени их консолидированной активности в научных и организационных вопросах может косвенно говорить хотя бы такой случай: когда в 2002 г. ряд левых профессоров призвал, в знак осуждения политики Израиля, к бойкоту израильских ученых (кстати, соответствующее обращение подписали, судя по фамилиям, немало евреев!), другая, куда большая группа ученых, выступила с резким протестом против этого, призвала к «бойкоту бойкота». Это обращение подписали ученые разных стран (всего около 5 тыс.), но доминировали, естественно, американцы. Интересно, что максимальную активность в этом деле проявили именно эмигранты из СССР: обращение подписали свыше 500 российских эмигрантов – преимущественно математики и физики.

Разумеется, российские эмигранты не составляют 10 % от общего числа американских профессоров, но по своей организованности и напору они представляют большую силу, что и понятно: любые «мигранты», «лимитчики» всегда активнее, агрессивнее аборигенов. Остро-правые политические симпатии вчерашних советских людей, их низкая (по стандартам гарвардской профессуры) политкорректность, но зато высокая степень нетерпимости к любым формам антисемитизма, вполне очевидны. Но, думается, дело не только в этом, еще и в нерастраченном пока что «чувстве локтя», чувстве корпоративной солидарности, которое несут в себе эти члены «школы Гельфанда» или «школы Ландау». Конечно, они теперь работают в разных университетах, но по-прежнему тесно связаны друг с другом, образуют свою «сеть в сети».

Каковы бы ни были перспективы науки в России, роль евреев в ней будет и дальше уменьшаться – «еврейское подмножество» российской науки перешло на Запад. В составе РАН свыше 1000 членов (академики плюс члены-корреспонденты). Из них евреев (и полуевреев) около 120 человек – 12 % (в НАН США, для сравнения, – около 30 %). Но из них только 13 человек (включая членкора, г-на Березовского) моложе 60 лет. Всего 11 человек из числа Евреев,? ученых академического уровня, живущих и работающих в России, моложе 60 лет, а 16– старше 80 (в том числе 7 – старше 90 лет). Все это похоже на ситуацию после войны – только роль войны сыграла эмиграция…

Итак,сильнейшие ученые-евреи, которые должны были сегодня определять интеллектуальную атмосферу в Москве, как в 1950-60-70-е годы ее определяли их учителя – Ландау, Гельфанд, Гинзбург, Зельдович, эти сегодня 50–60-летние «звезды» стали американскими академиками. В Принстоне, Чикаго, Йеле, Массачусетском и Калифорнийском технологических работают их школы, их ученики – русско-еврейские эмигранты, американцы, китайцы…

Да, похоже, что с еврейским «ферментом» в русской математике, физике «и прочей науке» покончено.

http://www.e-slovo.ru/204/k1.htm

 
Повествующие Линки
· Больше про Off Topic
· Новость от Irena


Самая читаемая статья: Off Topic:
Статья Лескова "Евреи в России" (это вам не Исаич)


Article Rating
Average Score: 0
Голосов: 0

Please take a second and vote for this article:

Excellent
Very Good
Good
Regular
Bad



опции

 Напечатать текущую страницу  Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу  Отправить статью другу