Еврейская кухня
Евреи всех стран, объединяйтесь!
Добро пожаловать на сайт Jewniverse - Yiddish Shteytl
    Поиск   искать в  

 РегистрацияГлавная | Добавить новость | Ваш профиль | Разделы | Наш Самиздат | Уроки идиш | Старый форум | Новый форум | Кулинария | Jewniverse-Yiddish Shtetl in English | RED  

Help Jewniverse Yiddish Shtetl
Поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег. Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал



OZON.ru

OZON.ru

Самая популярная новость
Сегодня новостей пока не было.

Главное меню
· Home
· Sections
· Stories Archive
· Submit News
· Surveys
· Zina

Поиск



Опрос
Что Вы ждете от внешней и внутренней политики России в ближайшие 4 года?

Тишину и покой
Переход к капиталистической системе планирования
Полный возврат к командно-административному плану
Жуткий синтез плана и капитала
Новый российский путь. Свой собственный
Очередную революцию
Никаких катастрофических сценариев не будет



Результаты
Опросы

Голосов 966

Новости Jewish.ru

Наша кнопка












Погода





Новости от Israland

Курс валют



Новости России

Поиск на сайте Русский стол


Обмен баннерами


Российская газета


Еврейская музыка и песни на идиш

  
Culture: Гирш Ошерович. Молох.
Дата Wednesday, August 11 @ 00:00:00 MSD
Раздел: Israel
IsraelПеревод с идиша ЭЛЛЫ ГРАЙФЕР.

(по подстрочнику и под ред. Арье Лондона)

От редакции. О замечательном поэте Гирше Ошеровиче «Краткая еврейская энциклопедия» (Изд. Еврейского университета, Иерусалим, 1992 г.) пишет:

"Гирш Ошерович род. в 1908 г. в Паневежисе. В 1928 окончил еврейскую гимназию, в 1933 – юридический факультет Каунасского университета. С 30-х годов начал сотрудничать в прессе на идиш. Во время Второй мировой войны жил в эвакуации в Алма-Ате, потом поселился в Вильнюсе. В 40-х годах написал поэму «Поневеж». В 1949 году получил десять лет «за антисоветскую и националистическо-сионистскую деятельность». В 1956 году реабилитирован, вернулся в Вильнюс. Вскоре вышел его сборник на русском «Мой добрый клен», в переводе А. Тартаковского. Был членом редколлегии «Совьетиш Геймланд» со дня основания и до репатриации в Израиль в 1971 году. В Израиле у него вышли несколько книг на идиш, в т.ч. «Поэмы ТАНАХа», «Молох» входит в этот цикл. Написана была эта поэма еще в Вильнюсе, в 1962 году, «в ящик стола». Ошерович - лауреат премии Ицика Мангера, самой престижной израильской премии за произведения на идиш, и ряда других израильских и зарубежных литературных премий. Был членом израильского союза писателей и журналистов на идиш".

Новые данные о нем читайте в статье Шуламит Шалит.

Отцу Ника Берга(*) и его единомышленникам с содроганием посвящается.
Переводчик



Над Тиром ночь...
Над Тиром Молох – с брюхом полным пепла.
И на остывшей бронзовой макушке сидит сова.

День вытек.
Сгустками застывшей крови
Лежат отцы в постелях неподвижно,
а матери пылают как в огне.

Над Тиром ночь
и Молох одинок.
Стоит, молчит, окутан черной тьмою.
День кровью вытек.
Языки волны зализывают обожженный берег.
Сердца сжигает горькая надежда покой купить за кровь.



Молох, дай же нам спасенье!
Дай спасенье!
Вновь караешь,
Нас караешь...
Как ни просим.
как ни молим...

Над Тиром ночь.
безлунна и черна.
Неодолима тьма, и в зыбкой дреме
отцы дрожат, и матери клянут
свою утробу и свои сосцы,
а дети молча ожидают смерти.

Молох, Молох, нас помилуй,
Молох, Молох, не терзай нас,
Будь к нам добр, прости нас, Молох,
Как и мы тебе прощаем.

Над Тиром ночь.
Никто к своей тоске
Прислушаться не хочет,
и никто
не смеет допустить ее в сознанье.
Но как изгнать из сердца ту тоску –
тоску по юной, обреченной жизни?

Молох, Молох, помоги нам,
Не карай нас больше, Молох,
Отчего, великий Молох,
Обратил ты помощь в кару?

Над Тиром ночь.
Лежат супруги рядом,
но не осталось силы для желанья.
Пусты сердца, пусты и колыбели,
Твое дитя – кровавый след в траве...

Молох, Молох, Отче Молох!
Эти дети... - наши дети...
Не Твои... как нам отдать их?..

Над Тиром ночь
И веет ветер с моря,
и веки спящих солью присыпает.
И волны в скалы бьются, а скала
лежит на сердце каменной громадой.
И Молох бдит...
Уж скоро рассветет,
и превратится во вчера сегодня.

Молох, пожалей, помилуй,
Ты – отец, твои мы дети...
Но и мы детей рожаем,
Нашу плоть, и кровь, и счастье.
Плод любви и плод надежды
В твоем чреве станет пеплом...

Молох, Молох, вновь ты гневен,
Чем же мы не угодили?
Или мало слез пролили
Материнских и отцовских?
Без детей нет счастья Тиру.

Молох, Молох, ты – Господь наш,
Ты и наших рук созданье.
Так за что нас ненавидишь?
Хоть и мы грешим порою,
Но тебе всегда покорны.
Отдаем тебе без спора
То, что нам всего дороже.
Мы из сердца сердце вырвать
Для Тебя всегда готовы!

Так за что ты нас караешь?
Так за что ты бьешь нас снова?
Подскажи хоть – в чем виновны?

Над Тиром ночь.
И пролитая кровь
Рыдает на песке, а ей в ответ

Кровь стонет, что еще осталась в жилах.
Рассвет не радость принесет, а ужас:

С восходом солнца Молох оживет...
Куда бежать? От дня не уберечься.
...И снова друг от друга прятать взгляд
И забывать, что значит слово «мама»
И «папа»... Молох требует себе
То, что ты в лоне матери посеял,
Что радостно растил себе в утеху,
Чтоб растерзать живьем...

...Но что мы можем?
Кто даст совет?
Ведь жалкий человек
Не может достучаться в медный череп,
Ни брюхо из железа разорвать...
Алтарь кровавый скрыт за черным дымом,
И жизнь детей висит на волоске.
...Но кто нам даст совет?
И что мы можем?..

Над Тиром ночь.
Но жители не спят.
Они застыли, словно та сова,
У Молоха на черепе... Они
Принять готовы все.
От равнодушья?..
От мудрости?..
В предсмертном отупенье?..
В отчаяньи?..
Кто идола себе
клепает на потребу,
поначалу
Не ведает цены, что должен будет
Он заплатить за собственного бога.

Ведь идол слеп и глух,
Он не дает,
а пожирает жизнь...
Кто создавал
Своим трудом и собственной рукою
Литой кумир - плод страха своего,
пустой мечты - избавиться от смерти,
ей отдавая жизнь -
свою вину
искупит только вызовом открытым
и святотатством:

Если бог могуч -
пусть покарает!
А терпеть – нет силы!

Над Тиром ночь... но нету тишины.
Кто первым встал? Кто выбежал из дома?..
Толпа несется, улицы заполнив,
Кипит, клубится, окружает бога:

...Разбойник!.. Хищник!...
- Возврати мне счастье!
- Верни ребенка!...
- Не боюсь тебя!
- Мне нечего терять!
- Не успокоюсь,
пока не проломлю твою башку,
своей рукой тебя не уничтожу!..

Над Тиром ночь...
Но людям не до сна.
Стрелой летят они, вскочив с постели,
Горят сердца, в глазах сверкает ярость,
В руках – дубины, топоры, кувалды...

- Где он, молох?
- Где он, идол?
- Мы в куски его раскрошим!
- В порошок сотрем кастрата!
- Будь ты проклят, бог-убийца!

- Бог, от нашей плоти жирный!
- Бог, от нашей крови пьяный!
- Подавись, паук проклятый!
- Хватит, хватит – натерпелись
и наплакались о детях!

- Нет, я лучше не дубиной,
лучше – голыми руками
доберусь до медной глотки,
рассчитаюсь за сожженных,
отстою живых для жизни
и убийце отомщу!

...Вот Молох зарычал и зашатался,
и вот он с воем валится на землю,
и топчет крылья дикая толпа,
и в ярости выкручивает руки,
бьет в грудь, украшенную мордой бычьей...

- Людоед, болван железный!
- Пусть опухнут наши пальцы,
- С кулаков пусть слезет кожа,
- Мы кровавыми руками
раздерем тебя на части!..

...Нет, не тебя, бездушного, убьем мы,
А собственную нашу слепоту.



[*] ...Берг-старший признается, что ему постоянно задают вопрос, почему в страшном конце, постигшем Ника, он обвиняет администрацию Буша, а не тех пятерых, кто оборвал его молодую жизнь... Вот дословный ответ мистера Берга:

«Я отвечал им (спрашивающим), что я обвинял их (убийц) не меньше и не больше чем бушевскую администрацию, но я был неправ: Сейчас я, зная моего сына, убежден, что в какой-то момент общения с ним они осознали, какой исключительной личностью был мой сын. Меня утешает мысль, что когда эти люди совершали эту ужасную вещь, которую они сделали, они не были еще теми, кем они после этого стали. Я уверен, что они, в итоге, испытали чувство восхищения моим сыном.
Я уверен, что тот, кто занес нож над головой Ника, почувствовал его дыхание на своей руке и понял, что он имел дело с настоящим человеком. И я убежден, что остальные (четверо) заглянули в глаза моего сына и увидели хотя бы отблеск того, что увидел остальной мир. И я убежден, что, пускай только на короткий момент, но этим убийцам стало неприятно то, что они сотворяли в этот момент».

Вот такое невиданное во всем подлунном мире великодушие к убийцам своего сына явил Майкл Берг...
(Соня Тучинская «Идеалисты во времена террора»)

zametki

 
Повествующие Линки
· Больше про Israel
· Новость от Irena


Самая читаемая статья: Israel:
М.Генделев. Два стихотворения.


Article Rating
Average Score: 0
Голосов: 0

Please take a second and vote for this article:

Excellent
Very Good
Good
Regular
Bad



опции

 Напечатать текущую страницу  Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу  Отправить статью другу