Еврейская кухня
Евреи всех стран, объединяйтесь!
Добро пожаловать на сайт Jewniverse - Yiddish Shteytl
    Поиск   искать в  

 РегистрацияГлавная | Добавить новость | Ваш профиль | Разделы | Наш Самиздат | Уроки идиш | Старый форум | Новый форум | Кулинария | Jewniverse-Yiddish Shtetl in English | RED  

Help Jewniverse Yiddish Shtetl
Поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег. Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал



OZON.ru

OZON.ru

Самая популярная новость
Сегодня новостей пока не было.

Главное меню
· Home
· Sections
· Stories Archive
· Submit News
· Surveys
· Zina

Поиск



Опрос
Что Вы ждете от внешней и внутренней политики России в ближайшие 4 года?

Тишину и покой
Переход к капиталистической системе планирования
Полный возврат к командно-административному плану
Жуткий синтез плана и капитала
Новый российский путь. Свой собственный
Очередную революцию
Никаких катастрофических сценариев не будет



Результаты
Опросы

Голосов 966

Новости Jewish.ru

Наша кнопка












Погода





Новости от Israland

Курс валют



Новости России

Поиск на сайте Русский стол


Обмен баннерами


Российская газета


Еврейская музыка и песни на идиш

  
History: Яков Рапопорт. Письма с фронта.

Отправлено от Anonymous - Monday, August 23 @ 00:00:00 MSD

Off Topic
Публикация и предисловие Ноэми Рапопорт


Семейные архивы - письма и дневниковые записи, фотографии, театральные буклеты и концертные программы - какое счастье, если они имеются. Переходя из поколения в поколение, дают возможность родным знакомиться с прошлым их семьи. К великому сожалению, тревоги ХХ века уничтожили многие архивы в семьях, где их собирали.
Моя мама хранила письма от своих родных и друзей много лет. Я, будучи ребёнком, часто перебирала письма и открытки. Письма меня не интересовали, а открытки - очень. Помню, что письма были в аккуратных пачках и перевязаны ленточками, под которыми находились кусочки картона с числами. На открытках были чудесные рисунки или фотографии незнакомых дворцов, крепостей, горы, покрытые лесами или снежные вершины. Попадались открытки с изображением нарядных дам, детей, одетых также необычно, на некоторых печатными буквами с «ъ» - ять, как мне объяснила мама, так писали в старину. Естественно, я производила беспорядок в большой деревянной коробке, в которой мама хранила письма. Помню, что по передней поверхности коробки было два затейливых медных замочка, а на крышке - большая медная петля. Эта коробка со всем содержимым пропала после того, как в наш дом попала фугасная бомба.
После войны вновь накапливались письма, посылаемые родными и друзьями. Письма отца с фронта особенно бережно хранились. Со студенческих лет я вела небольшой дневник, в который записывала не личные, сердечные переживания, а «глобальные», как шутил папа, обнаружив его у меня. К ним относились институтские впечатления, описания жизни деревенских жителей, наблюдавшейся мной на студенческой практике, а позже, бурные собрания и конференции, начавшиеся в годы гонений биологов, генетиков. В 1951 году я уже писала отдельные слова, сокращения, понятные только мне. Перед отъездом на работу в Великолукскую обл. я сожгла, по просьбе мамы, свой дневник. Знала, что мама уничтожала письма от повторно арестованных в 1948-49 годах, друзей. Родители всё понимали и готовились, только меня держали в неведении. Как бы сейчас пригодились те письма и мой дневник, ведь память удержала малую толику! Оставшиеся письма, по большей части, пропали после обыска и изъятия их в феврале 1953 года. Чудом сохранилась пачка писем отца за 1942 год. Эта пачка была обёрнута пожелтевшей и рваной бумагой, на которой четким маминым почерком была надпись: "Письма Яника с фронта. 1942 год". У мамы был чудесный почерк - крупные округлые буквы, а папин почерк был полной противоположностью - мелкие, с резким наклоном вправо, как бы, летящие буквы. Читать написанное папой дано было не каждому. Я всегда хорошо разбирала почерк папы. Найдя эту пачку писем среди других бумаг отца, решила их перепечатать. Начав их читать, поняла, что читаю их впервые.
Письма были написаны в первые 7 месяцев пребывания отца на фронте. 7 месяцев - это много или мало? Всего 7 месяцев, а впереди ещё более 2-х лет войны! Целых 7 месяцев жизни отца вне семьи, так долго он ещё никогда не был один. За этот срок им было послано нашей маме 80 писем и 19 телеграмм. По всей вероятности, так же часто отец писал и в последующие года, но... Письма не сохранились. Я не собираюсь в этом очерке об отце переписывать всю корреспонденцию, приведу лишь короткие выдержки из его писем к маме.

2 июня, 1942г. 11.30. До Тюмени 60 км.
Сонюрка, дорогая, проехал всего одну ночь, а отделяют нас уже много суток расстояния, т.к. это письмо ты получишь через несколько дней. Первые сутки была тщательная санобработка и знакомство со спутниками. Сейчас пишу на каком-то разъезде - в чистом поле, трава зелёная, сочная, небо безоблачное. Настроение самое мирное. Трудно в такой обстановке живо воспринять войну и цель моей поездки. Ближайшее твоё письмо получу не раньше, чем через месяц, и это самоё тяжёлое.
Обнимаю, люблю. Твой Яник.

2 июня. 18.50. Под Свердловском. Время даю по московскому.
Роскошная жизнь продолжается. Ем, пью, сплю. Мои продуты в сочетании с продовольственными запасами моего спутника, дают Лукумовское разнообразие меню. В вагон-ресторан и не заглядываем. Прочёл с удовольствием последнюю главу работы ( ). Когда-то я получу от вас весточку, мои дорогие и любимые?

3 июня. 13 часов.
Дорогая Сонюрка! В 2 часа ночи проехали Свердловск, идём с опозданием на 9 часов. В Свердловске встретился с Верой и Лидой, обе очень похудели. После Свердловска - ночь совершенно опьяняющего аромата, таким воздухом я никогда не дышал, даже на 42 км. Пиши мне всё - как живёте, что делали вчера и что будете делать сегодня. Когда-то, я получу от тебя письмо?
Целую. Яник.

4 июня. 19 часов.
Родная моя, до Москвы осталось 800 км. Чувствуется приближение фронта, сегодня уже не будет освещения в вагонах. Встречаются разбитые вагоны. У кого остановлюсь в Москве, пока не знаю, долго задерживаться не собираюсь, выполню намеченное и отправлюсь воевать.
Скучаю очень по вас всех. Как вы там без меня живёте? Твой Я.

Москва. 12 июня.
Моя родная, любимая! Не знаю, с чего начать письмо - так много всяких впечатлений и эмоций. Начну с того, что очень тебя люблю, все мысли всё время с тобой и со всеми моими дорогими........ Заехал на Староконюшенный и убедился, что нет даже намёка на ремонт дома. Бабушка Тегина и Клавдия Александровна с Диной и Любой живут в соседнем доме. Наш дом заколочен. Пока его разглядывал, началась воздушная тревога. По старой памяти пошёл в подвал на Серебряном переулке, там было всего несколько человек. Москвичи стали в последнее время довольно равнодушны и недоверчивы к тревогам...... Народу перевидал множество, слышал много радостных восклицаний, ощутил много дружеских рукопожатий. Москва в летнем освещении выглядит чистой и нарядной, тем более что её непрерывно обмывают дожди, не в пример Омску, здесь прохладно. ........ В Наркомобразовании настроены на скорое возвращение 2-го МГМИ, полагают, что он вернётся к августу. Вернутся только преподаватели, студенты останутся в Омске, т.к. очень сложен вопрос с пропиской. Возникает вопрос о вашем дальнейшем месте пребывания. В большинстве домов отопление не работает, водопровод, также, во многих домах не функционирует из-за гибели труб. Дом тёти Анны сохранился лучше других, в нём работает и водопровод и канализация. Ни одного грамма топлива в дома не завозится и вряд ли будет завезено к зиме. При этих условиях быта, разумеется, возвращаться в Москву с детьми рискованно...... Если ты решишь переехать в Алма-Ата, как настаивает Лина, то с переездом тебе помогут, машиной помогут или Туполева, или Крутовских. ....... Побывал я на даче. Там очень хорошо, газон зелёный, свежий. Бочку с керосином и ковёр стянули. У Лурия всё цело, нашёл твою рукопись, посылаю её тебе вместе с несколькими тетрадями, а также твою врачебную печать. Книги перевёз на Якиманку, пианино цело... Давай, родная, наберёмся бодрости и перенесём легко это тяжёлое время. Ты всегда со мной, а я с тобой, будем с верой ждать встречи друг с другом. Почти 2 дня был у меня Рудольф, вид у него очень хороший, у них сейчас затишье. Он очень скучает по семье. Родная моя, пиши мне обо всех, о каждом хоть понемножечку - о Ляле, тёте Анне и, конечно, о Наталке.
Целую крепко. Твой Яник.

13 июня. 22 часа.
Моя родная, сегодня в 9.30 выехал из Москвы. 15-го утром будет пересадка в Обь-Озёрском, а оттуда - 320 км до Беломорска. Еду в хорошем настроении и надеюсь, что всё будет хорошо. Еду с твёрдой решимостью поработать, сделать для фронта всё, что будет в моих силах и знаниях. ......
Обнимаю вас всех, мои любимые. Я.

14 июня. 10 часов утра
Подъезжаем к Вологде. Холод собачий. В военной форме выгляжу красавцем. Научился одевать портянки

15 июня.14 часов. Обь-Озёрская.
Моя любимая! Сижу на штабеле дров, на солнцепёке, накинув ватную куртку. Солнце выглянуло впервые за несколько дней. От самой Москвы было хмуро, дождливо и холодно, как осенью.

16 июня.15 часов.
Еду по широкой просеке, среди непроходимых и необозримых лесов. Можно преклоняться перед безвестными героями, проложившими через леса, непроходимые болота и широкие озёра длинную стальную магистраль, являющуюся сейчас важнейшей артерией. Впервые слышу и вижу, чтобы на сотни км можно было проложить деревянное шоссе, сопровождающее стальной путь. Повсюду следы только что оконченных работ. Здесь тепло, солнечно и масса комаров. Приближение к фронту ощущается по многим признакам...
Целую. Я.

У Беломорска дуб зелёный... Сейчас вечер, 21.30. Вечером это назвать нельзя, солнце заходит лениво и не намерено прятаться вовсе. Издалека видел широкий морской простор, синий, как все моря.........
Вероятно, вы не скоро получите эту открытку, поэтому догадайтесь сами, как я вас всех люблю и как скучаю по вас.

18 июня. Беломорск.
Мои дорогие! Приехал сюда поздним солнечным вечером 16. Жизнь тут своеобразная, быт прифронтовой. Питание совершенно санаторное, одной моей порции хватило бы на всю нашу семью..... Работы у меня тут будет непочатый край. Так говорят все и Лясс в том числе. Сегодня он приехал из командировки. Был очень рад встрече со мной. Работу обещает мне очень интересную. Беспокоят меня только ваш быт, как вы там без меня живёте? Умоляю писать мне почаще. Ваш Яник.

19 и 21 июня.
Моя родная! Очень тоскую без писем. Как вы там живёте без меня, наладился ли быт? Здесь почти сплошь ленинградцы, многие знают Гришу. Публика здесь, в большинстве своём, академическая, можно ( ) неплохой факультет. Нужда во мне и мне подобных - колоссальная. К своей непосредственной работе ещё не приступил, жду начальника. Погода стоит изменчивая, часто дождит, но тепло. Заедают комары, их тут изобилие. Сегодня открыл купальный сезон. После физзарядки (она проводится для всех без исключения, без различия пола и возраста) немного поплавал в канале. Вода холодная, но более тёплая, чем та, к которой мы с тобой привыкли. Надо куда-нибудь тратить огромное количество калорий, получаемых в столовой.
Пиши, родная. Твой Я.

22 и 24 июня.
Моя дорогая! 22-ё - годовщина разбойного нападения на нас. С трудом верится, что пошёл второй год войны, надеемся, что последний. Как видишь, я оказался прав, что война - это не конец жизни, а начало жизни в новых условиях, к которым надо приспособиться, чтобы выжить...... Вчера ночью был на концерте красноармейской песни и пляски, видел интересную и талантливую молодежь.... Родная моя, сегодня - 24-го - уезжаю в командировку дней на 6. Не волнуйся, что будет перерыв в корреспонденции. Жалею, что вас нет со мной, и я не могу поделиться с вами многим из моего зажиточного быта. Работой занят весь день, до, так называемой, ночи, но работа пока кабинетно-канцелярская. Проекты очень широкие, постараюсь их осуществить. Режут по сердцу последние известия о Севастополе. Мерзавцы опоганили наш лучезарный Крым! Стоят солнечные дни. Багряные закаты и следующие за ними сейчас же восходы - великолепны. Краски чудесные. Купаюсь ежедневно. Вода бодрящая, на любителей, из которых я - единственный.

26, 28 июня, 2 июля.
Моя родная! Третьего дня вернулся из командировки на южном участке района моей деятельности. Был в живописном месте - городке Сегеж, на Сегежском озере. Совершил большую поездку вглубь по новым дорогам, сооружённым в Карелии во время войны. Убедился, что фронт, это не только пушки, танки, специальная военная техника, сколько масса упорного труда на приспособление местности к боевым операциям, на прокладывание дорог в непроходимых лесах, на снабжение огромной массы людей продовольствием, снаряжением и т.д. Я помню, что когда читал Ремарка "На западном фронте без перемен", то у меня сложилось впечатление о фронте, как о большом заводе, работающем непрерывно и поглощающем массу человеческой энергии и разносторонних знаний. Это впечатление я вынес из моей первой поездки. Видел места изумительной красоты. Масса озёр среди лесов, мелькающих неожиданной голубизной на фоне зелени. Некоторые - необъятной величины..... Северный участок моей деятельности упирается в Баренцево море.... Встретился с Амираговой, она здесь с мужем. Работает врачом в городской больнице, очень тебе кланяется..... Сюда прибыли студенты 2-ой роты, которые передали мне, что видели тебя у них на выпуске 15-го июня.

5 и 6 июля.
Моя дорогая! Получил твоё письмо. Плохое настроение, которое ты почувствовала в моем московском письме, полностью здесь прошло. Сожалею, что огорчил тебя. Главное - это работа большого размаха, как по задачам, так и по территории. Пока приходится уделять много времени организационной форме дела, с большим количеством писанины, требующей, однако, творческого напряжения...... Очень трогает меня отношение всех друзей. Передай каждому из них - Зелениным, Фогельсонам, Шатенштейнам, Этингерам, Баткису, Авербахам, Лубоцкой и другим моим друзьям - мой дружеский привет и горячие объятия. Я знал, что ты не будешь чувствовать себя одинокой в таком окружении. Вечером 6-го уезжаю в длительную командировку. Побываю в самых разных местах нашего севера.
Пиши мне чаще. Твой Я.

9 июля, 11 и 12 июля.
Моя родная! Путешествую по местам замечательной красоты. Временами забываешь, что это Кольский полуостров, а не Швейцария или горный Кавказ. Зеркальные глади широких рек, озёр, сопки, покрытые снегом вдали и зелёными лесами, всё в освещении полуденного незаходящего солнца. Живу в лесу в палатке. Донимают комары и более крупные насекомые. Был в питомнике Академии Наук, где разводят ценных пушных зверей - голубого песца, американскую норку. В поезде, в котором я ехал, ехала бригада артистов на фронт. Скрипач Самуил Фурер под аккомпанемент маленькой фисгармонии играл часа три. Я получил непередаваемое наслаждение.
Тревожат вести с Юга. Была суточная остановка в одном из полевых госпиталей, в самом северном участке нашего фронта. Люди живут в хорошо обжитых землянках. Ночью на машине, по горам и сопкам, приехал в один из медсанбатов. Расположились в месте, напоминающем Теберду. У самой палатки журчит горный ручей с хрустальной водой, кругом большие валуны. Враг в 4-5 км отсюда, место его расположения на вершине одной из сопок. Оттуда, время от времени, доносятся раскаты орудийных выстрелов и пулемётные очереди. Поездкой своей доволен, был почти в самом сердце Кольского полуострова, любовался его дикими красотами. Разумеется, делаю всё, что могу для того, зачем я здесь нахожусь. Вчера привезли мне Лялюшкино письмо, как всегда, обстоятельное. Из него узнал многое и перенесся в вашу обстановку. Пусть пишет мне чаще. Любящий всех вас Яник.

Мурманск, 18 июля. Кандалакша, 23 июля и 28 июля.
Дорогие! Возвращаюсь из длительного путешествия за полярным кругом. Из Мурманска двигаюсь на юг. Заеду в Мончегорск, Кировск, заеду в Кемь и Кандалакшу, а оттуда домой - на свою базу. Чувствую себя прекрасно. Здесь погода каждого дня стоит месяца - два дня назад был сентябрь, вчера октябрь, а сегодня ноябрь, как в Москве Огорчают тревожные вести с Юга, но надеюсь, что они скоро сменятся ободряющими. Утром 29 июля выезжаю на свою постоянную базу. Побывал снова в объятиях девственной природы севера, разбуженной войной. Леса густые, смешанные, с преобладанием хвойной растительности, с вековыми соснами и елями. Обилие лосей, встречавшихся в лесу и по дороге, подчёркивают глушь, в которую мы забирались. Мои помощники не особенно перегружены работой Куда бы я не приехал, наряду со многими проявлениями гостеприимства, всегда к моим услугам была баня, где можно попариться и получить чистое бельё. В ближайшей перспективе, у меня будет снова поездка на юг, а оттуда - в Архангельск. Там, надеюсь, смогу отправить вам посылку. Деньги вышлю в ближайшее время.
Горячо вас всех обнимаю и люблю. Ваш Яник.

30 июля, 2 августа, 5 августа.
Дорогая моя! В ночь на 30 вернулся "домой". Застал много твоих писем и Лялюшкино письмо. Чувствую себя хорошо, работы накопилось много за время моего отсутствия и это хорошо. Ночи стали, на короткое время, темнее, даже читать трудно. Идут дожди, но это ещё не осень. За время моей поездки я побывал во всех лечебных учреждениях передового района. Мог бы разместить тысячу ампул противошоковой жидкости, если бы они у меня были. Во всяком случае, поднял большой интерес к этому делу. Получил письмо от товарищей, которым я передавал имевшиеся у меня ампулы. Они пишут, что осваивают технику введения на трупах (вводят жидкость, подкрашенную метиленовой синькой). Вообще, соответствующих случаев, требующих введения противошоковой жидкости, в настоящее время мало. Собираюсь на короткое время на юг. Как прошёл день рождения Лялюшки? 4-го получил от тебя письмо, моя дорогая. Обрадовался, т.к. уже начал беспокоиться. У меня всё идёт хорошо. Работа моя получает хорошую оценку и встречает хорошее отношение. Это радует и придает бодрости. Встретил одного хирурга, жившего напротив нас, в сером доме. Он пострадал от нашей бомбы. Вообще, встречи бывают самые неожиданные.
Всех люблю. Яник.

8 августа, 11 и 13 августа.
Дорогая! 8-го был снова в уютном, чудесном городке - Сегежа, в котором злая волшебница - война остановила бурно распускавшуюся жизнь. Уладил тут свои финансовые дела, так как пришит к одному из здешних учреждений. Выслал тебе 4000 руб. и аттестат на 975 руб. К нему буду ежемесячно досылать 400 руб. почтой. Письмо твое получил, очень прошу тебя обогащать письма бытовыми деталями. Тревожит и огорчает наш Юг. Сознание, что проклятые фашисты топчут самые лучшие наши места, вызывает непереносимую боль. Уверен, что недалёк тот день, когда их погонят с нашей земли. Работы у меня много, но не у станка. Кое-где, некоторое время работал у станка с большой нагрузкой. Целую и люблю. Ваш Я.

18, 22 и 23 августа.
Сонюрка, я жив и здоров. Ежедневно жду писем. Из института, кроме студентов, никто мне не пишет. Обменяй мои ботинки - они мне не скоро понадобятся. Может, сможешь получить обувь для Ляли. Я написал письмо Д-у, прошу помочь. Последние дни север одаривает нас солнечными днями и тёплыми ночами, последние стали очень тёмными на короткое время. Появились некоторые изменения, в лучшую сторону, в моей работе, я очень этим доволен. 22 получил письмо от Лялюшки. Из её письма очевидно, что ты сохраняешь упорно прежнюю линию поведения в отношении питания и отказываешь себе во всём. Когда ты научишься относиться к себе по-человечески? Лялюшка деликатно намекнула мне на бедственное положение семьи. По всей вероятности, мои финансовые дела повысятся, и тебе будет легче.
Пиши чаще о себе, своей работе, где питаетесь и чем, что дают вам в столовой?
Привет всем нашим друзьям. Обнимаю. Ваш Яник.

26, 27, 28 августа и 1-ое сентября.
Дорогая моя Сонюрка! Получил твою грустноватую открытку. Трудно тебе приходится, моя родная, сразу свалилось много забот и необходимость принимать решения самостоятельно. Думаю, что ты уже получила аттестат и деньги и вышла из унизительного положения должника. Мечтаю о том, чтобы ты получила посылку. При умелом её использовании (aquae vita), можно обеспечить себя многим. Не написать ли мне Р-у насчёт обуви для Ляли? Из письма Г-на знаю, что он помог тебе получить 0,5 куб.метров дров. 26-е - день рождения нашей Наташи. Поздравляю тебя, моя дорогая, и себя с такой дочкой. Желаю нам обоим иметь много радостей от наших детей. Уезжаю на несколько дней в Кандалакшу. Позже будет решен вопрос о моём дальнейшем месте пребывания - в самом Беломорске или в Кеми. Как наш огород? Кушаете ли молодую картошку?
Здесь всё дышит осенью, были заморозки, лужи покрылись ледком, но быстро оттаяли. Небо затянуто тучами. Самочувствие у меня хорошее. В Кандалакше немного отдохнул от шумного и оживлённого дома.

4 сентября.
Родная моя! Приехал вчера ночью и застал письмо от тебя. Куклу Наталке полностью одобряю, лишь бы была хорошей и доставила ей радость. При твоей любви к куклам, надеюсь, что и ты получишь маленькое развлечение. Опиши, пожалуйста, внешность куклы, я тоже немного поиграю здесь с ней. С деньгами не слишком прибедняйся. У тебя, по-видимому, длительное отсутствие денег создало психологию нищеты. Теперь я буду высылать тебе ещё больше. В последнее время я начал тосковать без работы у станка. Я получаю свою лабораторию и сейчас занят её организацией. Такова моя судьба - всю жизнь организовывать лаборатории. Надеюсь, что последняя будет самой временной. Вчера приехал Лясс из Москвы, привёз мне массу приветов. С его слов, обстановка в Москве та же, что и при мне. Часто думаю о твоих метаболитах желудка, мне кажется, что в ряде случаев, с которыми мне здесь приходится встречаться, они очень полезны. Занимаешься ли ты своей диссертацией?
Крепко обнимаю и люблю. Я.

7, 8, 10 и 14 сентября.
Дорогая моя, милая! Наконец получил долгожданное письмо с описанием Наталкиных именин и кукол. Как всё это близко и как далеко. Так хотелось бы взглянуть на всех вас одним глазом, войти в ваш быт. Ты обходишь молчанием, а мне очень хотелось бы заглянуть в ваш кухонный горшок. Напиши мне хоть один раз ваше меню в течение дня. Сонюрка, дорогая, приближается день нашей свадьбы. Подумать только, что мы живём вместе уже 18 лет, стали единым целым. Не грусти, родная, что в этом году в этот день мы далеко друг от друга. Это необходимо для того, чтобы все последующие годы мы никогда не разлучались и праздновали этот день всегда вместе. Поздравляю тебя и себя с этой датой. У меня особых перемен нет. Занят анализом годовой работы и формирую свою лабораторию. Здесь стоят тёплые солнечные дни, самые тёплые за всё лето. Переживал огромную радость от вашей реакции на посылку, много раз перечитывал твое письмо, как будто сам присутствовал при распаковке и вместе с вами переживал каждую деталь. Кушайте, дорогие, на здоровье! Работа по анализу своего материала принесла мне удовлетворение, результаты интересные. Получил письмо от Лялюши, в ближайшие дни ей отвечу.
Привет всем друзьям в Омске. Удивлён отсутствием писем из института. Обнимаю вас всех, мои родные. Ваш Я

19, 20, 21, 26 сентября.
Сонюрка, дорогая, тоскую без писем. Получила ли ты два конверта с 30 открытками, которые я тебе послал? У нас стало холодно, дуют холодные ветра, заморозки. Работы очень много. Нет даже времени написать большое письмо. Видел северное сияние - красота необычайная.... Чувствую сегодня себя именником - наконец получил письмо вместе с фотографиями. Большое тебе спасибо, моя дорогая. Передай мою благодарность Илье Ев-чу, он доставил мне большую радость. Наталка на фотографии выглядит повзрослевшей и похудевшей.... Сейчас занят литературным оформлением кое-каких материалов. Немного освобожусь и тогда сфотографируюсь. Готовлю вторую посылку. Поздравляю тебя с Днём Рождения, желаю, ты сама знаешь, что. Главное, сохранить своё здоровье и детей. Мой рабочий материал вызывает большой интерес у всех и, вероятно, будет напечатан.
Крепко целую тебя и всех, моих дорогих. Твой Яник.

30 сентября, 2 октября.
Сонюрка, дорогая, опять несколько дней от тебя нет писем. Ты забываешь, что в нашей солдатской жизни письма от близких - одна из самых больших радостей. Надеюсь, что у вас всё благополучно. Занят весь день. Стоит золотая осень, много солнечных дней, листья на берёзах совершенно золотые. Ночи лунные и прозрачные, как в Омске. Улыбнулась ли погода Лялюшке, как она провела время?.. От Дехмана получил письмо, он уезжает на фронт. У меня назревает вопрос, который уже неоднократно вставал перед нами - вопрос о партии. Напиши твоё мнение по этому поводу. Сейчас партия, больше чем когда-либо, нуждается в беспредельно преданных людях. Надо эту преданность легализовать, какое твоё мнение?.. Как у вас с овощами, имеются ли? Покупаете ли молочные продукты, и какие на них цены? Пиши мне!!! У меня новый адрес - 1475 полевая почта, часть118. Рапопорту.

5, 11,16 октября.
Сегодня осенний день и что-то взгрустнулось, захотелось к вам, мои любимые. Всё ещё переживаю твою картошку. Так хочется знать о каждом вашем дне, что кушаете, на чём готовите, в порядке ли электроприборы? Неужели все вечера проводите в темноте? Это-пытка. Погода у нас поворачивает на зиму, а какая у вас?.. 16-го ровно год наших скитаний, такое же пасмурное и мокрое утро, как и год назад. Нахлынули воспоминания, встали многие детали нашего экзотического путешествия. Взвесив всё, пришёл к выводу, что не так уж плохо прошёл этот год. Не верится даже, что пошёл второй год. Замечательно, что мы все живы и здоровы и что у нас есть надежда, что мы скоро опять соберемся вместе и снова будем чувствовать себя хозяевами, а не гостями на этой земле, освобождённой от проклятых фашистов. Я рад своему теперешнему положению. Работа у меня большого размаха, хотя и не налажена так, как я этого хотел. Однако, всё это будет. Живём мы в большой деревне, в 10 км от города. Живём в крестьянских избах, по несколько человек в комнате, но ходим туда только ночевать. Целые дни проводим в своей "конторе", где шумно - весело. Я называю её "корчмой". Столовая находится при корчме. В ней же два раза в неделю дают киносеансы. Живём дружно, вместе ходим в баню, она в двух шагах, на берегу канала. Проводил конференцию в одном из госпиталей в городе, переночевал у начальника госпиталя. Разговорились. Он оказался товарищем Гриши, знает всю ленинградскую братию, знал тётю Соню.....
Горячо целую тебя. Я.

20, 22, 29 октября.
Сонюрка, дорогая, наконец, получил открытку от тебя. У меня пока без перемен. Погода дрянная, слякоть, мокрый снег. Двумя переводами перевёл тебе 2000 рубл. До января аттестат останется прежним. Лялюшке напишу на днях, жду письма от неё. Напиши мне как дела с дровами и керосином? Как и на чём готовите пищу? Запаслись ли луком и капустой? Я не помню, писал ли я о предстоящей поездке в Москву? Пока что работы у меня очень много. Получил письмо от Лины. Она грустит о твоём отсутствии, сообщает,что собирается в Омск и Москву. Здесь устанавливается зима, выпал снег, небольшие морозы. Пиши, родная, мне чаще. Любящий Яник.

Несколько дней тебе не писал, очень занят, не было ни одной свободной минуты. Сегодня - 29 октября - получил телеграмму из Москвы, вызывают на 9 ноября. Поздравляю с наступающими праздниками - четверть века Советской власти. Надеюсь, что следующий праздник будем отмечать на земле, очищенной от фашистской нечисти.
Горячо всех обнимаю. Я.

2 ноября, 13 ноября.
Дорогая моя, любимая! Готовлюсь к отъезду в Москву. Работы уйма, работаю с утра до ночи, без перерыва. Доволен, всё успел сделать, что хотел. Как студенту, которому не хватает одного дня до экзамена, так и я хотел бы иметь пару дней до отъезда. В Москве пробуду около недели. Получил письмо от Лины из вагона Алма-Ата - Омск. Письмо, в отношении тебя, нежное, она даже выражает своё согласие о благоразумии твоего решения - об отказе переехать в Алма-Ата. Ты ей очень нужна, близких людей, ближе нас, у неё нет. Ничего утешительного в смысле шока, сообщить не могу. Метода боятся и применяют его редко. Получил нежное письмо от Гельштейна, сожалеет, что не работаем вместе. Завтра утром спускаюсь в южном направлении. Сегодня чудесный день, если можно назвать это днём - ясное небо, на котором на очень короткое время загорелись багряным цветом мелкие облака, освещаемые издалека куда-то надолго исчезнувшем солнцем. С наступлением темноты небосклон усеян яркими звёздами и обильными звёздообразными вспышками. Это очень впечатляет. В Москве пробуду до 18-го. Пребыванием здесь доволен. Ещё раз убедился в большой работе, которую проделал на фронте. Вообще же, в Москве довольно неуютно, холодно, настроение у людей неважное. Обедаю в Доме Учёных, где иногда дают вино, скисающее от одного вида обедающих. Как-то раз сидел за одним столом с Карликом и Ал-чем, чуть сам не скис. Ещё раз убедился, как хорошо, что я на фронте. Посылаю вам посылку с куклой, я навал её "Айша - эскимоска". Целую всех. Яник.

Москва. Ночь 17 на 18 ноября.
Моя родная! Сейчас 1 час ночи. Поезд, которым я уеду к месту службы, уходит в 9.40 утра. Я этого не знал, рассчитывал на завтрашний день. За всё время пребывания в Москве в моём распоряжении был только сегодняшний день, да и то не полностью. Успел для себя мало, не всех посетил, кого хотел. Совещание было очень сумбурным, время на него затрачено много, а толку, по крайней мере, для меня, мало. Вещи из наших комнат частично разворованы, остались какие-то тряпки, мои ботинки, ботинки с коньками Ляли. Швейная машинка в плачевном состоянии после взрыва. Дом находится в худшем состоянии, чем был раньше - его растаскивают на части для отопления. Я никого в этом не виню, т.к. холод в квартирах совершенно мучительный. О московских впечатлениях писать можно много. Идёт слёт шакалов на лёгкую добычу. Зрелище отвратительное. Ходят, озабоченные, урвать побольше и с потугами сделать что-нибудь для фронта. Большое оживление вызвала новость об открытии 2-го МГМИ в Москве, а тот, что в Омске, сделать филиалом. Людей из Омска не вызывать, разве что, нескольких. Забежал к Ире Коган. У них новостей нет. Ира говорит, что Ляля не ответила ей на письмо. Обещает ей написать ещё. Сонюрка, пиши чаще. Рад за вашу капусту.
Привет всем друзьям. Обнимаю тебя и ребят. Яник.

21, 22, 24 ноября.
Моя дорогая! Вчера вернулся к месту работы. Ехал с комфортом, в приятном обществе. Мне везёт на артистов - и на встречи с ними и на отношения. Ехала вся труппа Центрального ансамбля военно-морского флота из Ленинграда, несколько сот человек. В международном вагоне ехала только верхушка, но люди приятные. Случайно ехал также поэт и писатель Константин Симонов, с которым мы подружились. Он дал мне книжечку своих стихов на память. Многие из них я знал наизусть. В общем, дорога прошла незаметно. На месте меня встретили по-дружески и тепло, перемен никаких нет. Лаборатория почти готова, на днях туда перееду. Получил зимнее обмундирование, в том числе, замечательные валенки. Поэтому, мои валенки пусти в обмен на женские - для себя или Лялюши. Если можешь, то пришли мне мои замшевые перчатки, т.к. мне выдали очень большие. Дорогая, с нетерпением жду от тебя письма с сообщением, как дошла моя посылка, не разлился ли одеколон. Мне обещают ботинки для Лялюши, грубые, но прочные и на зиму годные. Вчера была волшебная ночь с богатейшим, как горящий разноцветный ковёр, северным сиянием. А сегодня - пурга, такая, что валит человека с ног. Меня она не страшит, я имею толстый, пушистый, великолепный полушубок. Валенки пока лежат без дела - в сапогах с толстыми фланелевыми портянками тепло. Очень беспокоит меня ваша экипировка. Наслаждаемся известиями из-под Сталинграда, скоро, скоро гады узнают вкус советских ягод и на юге и на севере.
Крепко обнимаю и целую. Жду письма. Я.

26 ноября, 30 ноября, Мурманск, 4 декабря, Кандалакша.
Моя дорогая, всё жду письма от тебя. Собираюсь в объезд своего хозяйства. Поеду на север, оттуда буду спускаться вниз. Здесь установилась зима, мягкая и изменчивая. Радуют военные сводки. Так хочется знать о вас - тепло ли в квартире, есть ли топливо, на чём готовите. Собираю опять посылку. Моя дорогая! Пишу из сказочного города, сказочного по своей тишине , по сумеречному прозрачному освещению короткого полярного "дня". Из широкого сохранившегося окна виден склон, покрытый лиловатым снегом, из под которого могильными памятниками торчат печные трубы. В комнате очень тепло, центральное отопление работает на электричестве. Всюду встречаю радушный приём, закармливают до отвала. Так хотелось хоть горсточку доставить вам. Каждый день радио приносит потрясающие новости, делающие реальной уверенность в скорой победе. Безусловно, впереди ещё много дней напряжённой борьбы, но проблески конца уже видны. Вчера приехал в Кандалакшу. Последняя ночь в Мурманске была очень оживленной и шумной. Сейчас отдыхаю. Ощущаю разницу в климате: чем южнее, тем холоднее. Всё это шутки Гольфстрима, подогревающего берега Баренцева моря. Здесь настоящая крепкая зима. Сижу в натопленной лаборатории, скоро отправлюсь вскрывать. Много всяких литературных планов. Не помню, писал ли я тебе, что моя книжка сдается в печать, хоть и маленькое дело, но всё же приятно.
Пиши, дорогая, чаще. Всех обнимаю. Ваш Яник.

8 декабря.
Дорогая! Из Кандалакши я пропутешествовал вглубь. Дебри заполярья зимой - неожиданной красоты. Я бы никогда не поверил, что в природе могут существовать такие места и такие краски. Равномерно сиреневый, без единого пятнышка, цвет неба, пронзительной чистоты белые сопки и запушенные серебряные ели и сосны на этом фоне. Вершины сопок и деревьев позолочены лучами ушедшего надолго солнца. Когда видишь это чудо, то забываешь о войне. Как-то вам живётся, мои дорогие? Если б знать, что хорошо, тогда и "море по колено". Приближаются рождественские и новогодние праздники, и так хочется быть с вами в это время! Выпить за победу и светлое будущее!

13, 18 и 21 декабря.
Вчера приехал с юга. Застал твою открытку с сообщением о засолке капусты. Желаю удачи! У меня без особых новостей. Почти целиком переселился в свою лабораторию, устраиваю всякие мелкие дела. Большую часть времени, после Москвы, нахожусь в разъездах. Зима здесь мягкая, а я одет как для северного полюса! Получил письмо от Серейского, тщательно-любовное. От Лины давно ничего не имею, где она? Пиши мне по новому адресу: 1475 Полевая Почта. Часть 180. Крепко целую.
Сонюрка, давно не писал тебе, т.к. из-за разъездов утратил чувство реальности. Это - хорошо, нигде не буду чувствовать себя как дома, кроме дома. В нашей жизни люди быстро обживаются, и какая-нибудь землянка через пару месяцев становится домом, к которому привыкают, создают какой-то уют, с которым потом с трудом расстаются. Работы у меня много, непочатый край. Собираюсь засесть за литературный труд, обобщить кое-какие наблюдения и опыт организации работы. Обстановка для этого, сейчас, более или менее будет соответствовать, если ничего не изменится в нашей, чреватой сообщениями, обстановке. Совещание в Москве намечается на конец января. Поздравляю тебя, моя любимая, с наступающим Новым годом! Уверен, что следующий Новый год мы будем встречать все вместе и что наша земля будет освобождена от фашистских полчищ. Жду писем. Я.

26 и 31 декабря.
Моя родная! Получил твоё письмо от 14-го. Счастлив, что у вас всё благополучно, что в комнате тепло. У меня ничего нового нет. Наслаждаемся сводками и сообщениями "в последний час". Посылаю вам две фотографии под названием "кошмар Гитлера". Говорят, что на самом деле, оригинал лучше. Накануне нового, наступающего через несколько часов, года, хочу послать тебе слова любви и нежный привет. Мои пожелания совпадают с твоими и многих миллионов людей, с надеждой встречающих 1943 год. Душой сегодня с вами, мои дорогие. Работы (по моей части) не очень много. На днях высылаю вам маленькую посылку. Обнимаю и люблю. Ваш Яник.

Примечания:

Яник - Яков Львович Рапопорт, профессор медицины, патологоанатом. В годы войны был главным патологом Карельского (Северного) фронта.
Сонюрка - Софья Яковлевна Рапопорт, жена. Доктор медицины, физиолог.
Лина - Лина Соломоновна Штерн, академик, руководитель ин-та, где работал С.Я.
Лялюшка - "домашнее" имя Ноэми Рапопорт, дочки. Наталка - её младшая сестра.
Многие другие фамилии - профессора 2 МГМИ.


Старина

 
Повествующие Линки
· Больше про Off Topic
· Новость от Irena


Самая читаемая статья: Off Topic:
Статья Лескова "Евреи в России" (это вам не Исаич)


Article Rating
Average Score: 0
Голосов: 1


Please take a second and vote for this article:

Excellent
Very Good
Good
Regular
Bad



опции

 Напечатать текущую страницу  Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу  Отправить статью другу