Д-р Семён Глейзер. Анти-Солженицын. Двести лет как жизни нет.
Дата: Monday, September 13 @ 00:00:00 MSD
Тема: Russia


"...- Айсберги! - говорил Митрич насмешливо. - Это мы понять можем. Десять лет как жизни нет. Всё Айсберги, Вайсберги, Айзенберги, всякие там Рабиновичи ..."

Илья Ильф, Евгений Петров.

"Золотой телёнок"



Пролог. Притча о затерянном в тайге маленьком концлагере



Где-то далеко-далеко, на заснеженных просторах Сибири, давным давно, затерялся маленький, но очень дружный и уютный концлагерь. Объединённые общностью судьбы, там много лет жили вместе, бок о бок, практически одной семьёй, разные обитатели. Сменявшиеся начальники лагеря, надзиратели, охранники, сторожевые псы, вольнонаемные работники, ну и, само собой, заключённые. Трудно теперь сказать, кому там жилось лучше, - мнения на этот счёт высказываются разные.

По чистой случайности, среди заключённых оказался один, подающий надежды, молодой будущий писатель. Потом, после освобождения, спустя много лет, он написал повесть, где утверждал, что хуже всех в лагере жили заключённые.

Спустя ещё годы и годы, лагерем заинтересовался другой писатель, уже пожилой и всемирно известный. Он много лет, не по своей воле, провел в эмиграции, а вернувшись, занялся исследованием лагерной жизни. Он изучил биографии начальников лагеря, личные дела надзирателей, охранников и вольнонаёмных работников, родословные сторожевых собак, обвинительные заключения и приговоры по делам многих заключённых, письма на волю, и другие архивные материалы. По результатам изысканий он написал большую и подробную книгу, где пришёл к выводу, что заключённые жили не хуже многих охранников и надзирателей. И уж точно лучше собак, поскольку не носили ошейников и не сидели на цепи.

По странной исторической случайности, оба писателя носили одинаковую фамилию, имя и отчество, хотя и не были знакомы между собой, и не были даже, как иронизируют евреи, однофамильцами. 0ба писателя звались: Солженицын Александр Исаевич.

На том и притче конец.

Справедливости ради следует указать, что писали они о разных лагерях, имевших место в нашей российской истории.

Солженицын-первый написал книгу о конкретном лагере системы ГУЛАГ под названием «Один день Ивана Денисовича».

Солженицын-второй написал книгу вообще о «тюрьме народов», впоследствии удачно переименованной в «лагерь социализма», под названием «Двести лет вместе». Здесь, в этой книге, писатель выбрал для своего исследования один конкретный народ - еврейский, чтобы показать, что не всё так плохо было в «тюрьме народов»...

Настоящий очерк являет собой развернутую рецензию на книгу «Двести лет вместе», где мы попытались дать научный и морально-этический анализ многих положений, выдвинутых в упомянутой книге.

О чём эта книга

Сам автор, Ал.Ис.Солженицын, определил ее содержание так. Это - повествование о "200-ЛЕТНЕЙ СОВМЕСТНОЙ ЖИЗНИ РУССКОГО И ЕВРЕЙСКОГО НАРОДОВ". При этом, уже в предисловии, он призывает обе стороны - и русскую, и еврейскую - к признанию своей доли вины - греха. Давайте вместе покаемся, поплачемся друг другу в жилетку, и всё будет хорошо.

Писатель выступает с некоторой новой концепцией русской истории, а его книга вышла в серии «Исследования новейшей русской истории».

Однако, эта работа далека от науки, если считать историю наукой, а не искусством. Равно также далека она и от литературы, ибо мало кто из читателей имел терпение дочитать его труд до конца. Пишущий эти строки взял на себя труд прочесть и понять книгу Солженицына, о чём и хотел бы теперь рассказать.

Новая трактовка российской истории.

Итак, в чём состоит «научная концепция» писателя? В двух словах, в следующем. Россия жила хорошо, прекрасно, изобильно, при самодержавии, при полицейском режиме, дворянском деспотизме, крепостном праве, в ней не было недовольных. Не было декабристов, крестьянских восстаний, Пушкина, Лермонтова, разночинцев-революционеров, вообще никого. Все были довольны и счастливы под сенью-дланью монаршей милости. Все, кроме одних евреев. Почему? Потому что евреи были ограничены в правах, были обязаны жить в черте оседлости. Солженицын даже сочувствует евреям тех лет, что только они и были недовольны. И, попутно, описывает подробно все многочисленные приёмы-ходы, по которым отдельным и шустрым удавалось нарушить запрет, покинуть черту оседлости и переселиться в крупные города. Это - креститься, уйти служить в армию и не вернуться, поступить в университет, открыть собственную мастерскую или лавочку и так далее. Писатель сочувствует евреям, но не понимает их нетерпения. Ведь всё, что делало царское правительство, всё делалось исключительно для блага евреев, для их же пользы. И постепенно дело шло к полному уравнению их в правах. Соответствующий закон, или указ, уже был подготовлен где-то в недрах Охранного отделения и должен был быть представлен императору на подпись на Пасху, то есть весной, 1917-го года. Однако нехорошие и неблагодарные евреи почему-то не стали покорно ждать этой монаршей милости, а самоуправно ринулись в революцию.

Отметим, что в первой книге о самой революции речь ещё не идет.

Но на 500 страницах её все намёки, тон, информация между строк, всё указывает на нехорошие намерения евреев к хорошему царю и хорошему государству. При, наоборот, хорошем отношении царя и государства к малочисленному национальному меньшинству - евреям. Строго говоря, книга названа её автором не совсем верно. Она рассказывает совсем не об отношениях между русским и еврейским народами. Русского народа в книге вообще нет. Вместо него писатель подставляет нам российское самодержавное государство, с чиновничьим аппаратом, полицией, армией, судами, церковью, Охранным отделением, помещиками и т.д. О русском народе, якобы главном страдальце от козней злокозненных евреев, говорится мимоходом, кое-где, между прочим.

Итак, главное содержание книги - трудный диалог между царским самодержавным государством и одним из национальных меньшинств империи. Других меньшинств, по концепции автора, вообще не было. Этот диалог автор прослеживает от самого начала, от 1795 года и по 1916 год. Причем все симпатии Солженицына, вся его боль, разумеется, на стороне государственного аппарата. В книге он, писатель, выступает как прямой адвокат, защитник хорошего самодержавия против плохих либералов, плохих демократов, плохих революционеров и, разумеется, плохих евреев.

За 86 лет, минувших после революции, мало кто брался защищать царский режим в России. Ибо история нам ясно говорит, что всё общество было тогда, в 1917-м году, против царизма. Все белые армии в гражданскую войну сражались не за царя, а за парламентскую демократию. Видимо, только один Солженицын этого не знает. Или не хочет знать.

Рассказ о том, как "хорошо" жили евреи при царе

Теперь мы можем вместе с писателем проследить весь трудный путь попыток российского имперского режима как-то, как-нибудь, каким-либо образом, решить извечный «еврейский вопрос». Действительно, при чтении книги создается впечатление, что, кроме евреев, у госаппарата старой России других забот не было. Все их помыслы, все надежды и чаяния многотысячного чиновного люда были направлены сугубо на благо евреев, на поиски вариантов и путей как-то облегчить участь бедных евреев в России. А неблагодарные евреи или не принимали эту помощь и участие, или пользовались ею в своекорыстных целях.

Оказывается, евреи в России вообще жили хорошо. И непонятно, зачем им понадобилась революция, недоумевает наш знаменитый писатель. "ВСЯ ОБРАЗОВАННОСТЬ И ВСЁ БОГАТСТВО, - пишет он, - ПРИШЛИ К ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКИМ ЕВРЕЯМ - В РОССИИ". То есть, до того, в Польше, они жили много хуже, и только в России, надо понимать, на шее русского народа, они разбогатели и получили образование. Писатель приводит такие данные.

В начале XX века в торговле было занято 31% евреев, в промышленности – 36%. Из всего российского торгового сословия евреев было 35% численности. Студентов было от 9 до 12% численности, в связи с чем и были приняты «справедливые» процентные нормы приема в ВУЗы. В первой Госдуме заседало 12 евреев-депутатов, в том числе и 5 представителей сионистских партий, вещь немыслимая для Верховного Совета СССР. Из 3371 дворянской семьи, определенных переписью 1897 года, 196 дворян записали своим родным языком еврейский! Какое, спрашивается, угнетение, какие погромы? Всё ведь было очень даже хорошо, если не сказать замечательно! «...УТВЕРДИЛОСЬ ГОВОРИТЬ, - пишет Солженицын, - ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ЕВРЕЕВ В РОССИИ. ОДНАКО - СЛОВО НЕ ТО. ЭТО БЫЛО НЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ, ЭТО БЫЛА: ЧЕРЕДА СТЕСНЕНИЙ, ОГРАНИЧЕНИЙ - ДА, ДОСАДНЫХ, БОЛЕЗНЕННЫХ, ДАЖЕ И ВОПИЮЩИХ...». Тут он делает явное одолжение возможному читателю-еврею, и сетует, что, цитирую: «ПОСТАНОВЛЕНИЯ О ЕВРЕЯХ БЫЛИ РАССЕЯНЫ ПО ВСЕМ ТОМАМ СВОДА ЗАКОНОВ, ИЗДАНЫ В РАЗНОЕ ВРЕМЯ И ПЛОХО СОГЛАСОВАНЫ МЕЖДУ СОБОЙ И С ОБЩИМИ ЗАКОНАМИ ИМПЕРИИ...». Ах, какие плохие, неделовые были чиновники и администраторы в России. Не смогли вовремя свести воедино все инструкции и постановления о евреях! В один всеобщий закон. На все времена. То ли дело - нацисты, так и хочется подсказать писателю. Всё успели вовремя! И законы принять, Нюрнбергские, о евреях, и всё прочее... Нет, далеко еще русским чиновникам до немецких...

Государство российское, чиновничий аппарат, царь, министры, генералы, - всё в России было хорошим, - уверяет нас Солженицын. Либеральная оппозиция, интеллигенция и революционеры только возводили напраслину на хорошее государство. Они зря утверждали, что: «Государство, допускающее такую резню (речь шла о Кишинёвском погроме - С.Г.), постыдно недееспособно». «ЗАТО ПУТЁМ ЛЖИ, - укоряет оппозицию Солженицын, - ОНО БЫЛО ПРЕДСТАВЛЕНО ИСКУСНЫМ И БЕСКОНЕЧНО ЗЛЫМ ГОНИТЕЛЕМ». Однако, уже через 80 страниц своего текста сам же писатель приводит и такой факт хорошего отношения хорошего царя к плохим евреям. Когда однажды премьер Столыпин предложил царю взять и просто отменить многие ограничения по отношению к евреям, Николай Второй ответил: «Внутренний голос всё настойчивее твердит мне, чтобы я не брал этого решения на себя». Увы, это решение взяла на себя очень скоро революция в России.

Рассказ о том, каким «русским» было государство российское

Защищая царскую администрацию, считая её при этом самим русским народом, Александр Исаевич забывает, вольно или невольно, из кого, собственно, состояла эта администрация. Выступая на словах поборником ущемлённых прав русского народа, а на деле - ущемленных прав самодержавного режима, писатель-патриот Солженицын фактически, задним числом, защищает право немецкого национального меньшинства сидеть на русском троне, и возглавлять верхушку русского общества. Писатель - русский патриот Солженицын, исследуя русскую историю в русле отношений двух народов: русского и еврейского, проходит мимо наличия в русском обществе третьего народа - немецкого. В своем антиеврейском настрое он готов ассоциировать себя заедино с обрусевшими и не обрусевшими немцами, считая их всех «истинно русскими и православными людьми». Неясно, вольное ли это заблуждение, или невольное.

Пишущий эти строки не имеет ничего против русских немцев – русских граждан. Это нормально, что Россия была и есть страна многонациональная, и что её граждан делят не по национальному признаку («пятому пункту»), а по конкретным делам и поступкам. Русские, немцы, евреи, татары, все имели в своих рядах людей с самыми разными мотивациями, и не дело писателя, тем более - исследователя, пытаться заранее определить «степень патриотизма», исходя сугубо из анкетных данных. Мы это, кажется, уже один раз проходили...

Но если писатель хочет называть русских - русскими, евреев - евреями, то почему он не хочет называть немцев - немцами? Нам придется сделать это вместо него. И тогда картина русского общества - в национально-патриотическом смысле, разумеется, - получится грустной.

Согласно династическим справочникам, дом Романовых на русском троне пресёкся в 1730-м году со смертью Петра Второго. Затем Россией правили немецкие по происхождению семьи: вначале линия Мекленбург-Брауншвейгская, затем - Гольштейн-Готторпская. Они пришли в Россию путем обычных династических браков, пришли - и остались. В описываемые Солженицыным времена Россией правил Голштинский Дом. При его представителях - императорах и императрицах - на российскую службу прибыло множество коренных немцев из Германии: хороших, посредственных, или даже плохих. Достаточно вспомнить известные имена: Бирон, Нессельроде, Миних, Клейнмихель, Тотлебен и др. Верхушка госаппарата, столь любимого Солженицыным, также в значительной мере состояла из этнических немцев. Среди них премьеры русского правительства: Рейтерн, Бунге, Витте, Штюрмер; шефы жандармов - Бенкендорф, Дрентельн, Плеве, Фрезе, Валь, Таубе, Дубельт, фон Фок, Шульц, Шмидт; министры - Кампенгаузен, Будберг, Гире, Ламбздорф, Меллер, Моллер, Редигер, Врангель, Краббе, Брок, Грейг, Плеске, Вюртемберг, Толь, Шаффгаузен, Кригер, Шванебах, Адлерберг, Риттер, Барк, Пален, Ливен, Зенгер, Шварц, Ольденбург, Фредерихс. Сюда же можно добавить генералов и адмиралов русской армии и флота - Ренненкампф, Старк, Стессель, Миллер, Врангель, Дитерихс, Унгерн, Каппель и многие, многие другие.

Сами русские цари, тоже немцы по крови, временами вообще плохо говорили по-русски. Петр Третий вообще даже хотел заменить православие на Руси на лютеранство. Павел Первый был гроссмейстером католического Мальтийского Ордена. Александр Первый поначалу колебался между католичеством и протестантством. Александр Третий был членом масонского Всемирного братства. Николай Второй был членом ложи мартинистов «Звезда и крест» со штаб-квартирой в Копенгагене. Все данные почерпнуты из романа Игоря Гергенредера «Донесённое от обиженных», журнал «Литературный европеец», № 51, 2002, Франкфурт-на-Майне. И вот, их всех, скопом, Солженицын называет истинно русским православным народом? Или он всего этого просто не знает, или же ему явно отказывает чувство меры. Мы же, следуя современной патриотической традиции, предлагаем всех русских царей после Петра называть «русскоязычными царями»...

О приходе евреев на Pуcь в эпические времена

Однако начнем с самого начала. Откуда вообще взялись евреи в России? До раздела Польши в конце ХVIII века это были единичные случаи. Солженицын пытается осветить этот вопрос также в исторической ретроспективе.

Дальше цитируем. «...ПЕРВЫМ РУССКО-ЕВРЕЙСКИМ ПЕРЕСЕЧЕНИЕМ МОЖНО БЫЛО БЫ СЧЕСТЬ ВОЙНЫ КИЕВСКОЙ РУСИ С ХАЗАРАМИ - НО ЭТО НЕ ВПОЛНЕ ТОЧНО, ИБО ХАЗАРЫ ИМЕЛИ ТОЛЬКО ВЕРХУШКУ ИЗ ИУДЕЙСКОГО ПЛЕМЕНИ, А САМИ БЫЛИ ТЮРКИ, ПРИНЯВШИЕ ИУДЕЙСКОЕ ВЕРОИСПОВЕДАНИЕ...»

Здесь всё неверно. Войны Руси с хазарами происходили в IХ- ХI веках. Между тем, первый еврей, который пришел на Русь, был апостол Андрей, и было это в 1-м веке. Это знают все, кроме Солженицына. Андреевский флаг принят на русском флоте со времен Петра Первого, развевается он на наших кораблях и сегодня. Андрей Первозванный, так звали первого еврея на Руси, уже тысячу лет как считается небесным покровителем Руси и России. Это, во-первых.

Во-вторых, славяне с VI-го века были поделены в качестве подневольных данников между Аварским и Хазарским каганатами. Граница между двумя империями проходила как раз по Днепру. А Киев, эта «матерь городов русских», был заложен хазарами поначалу в качестве пограничной крепости (Г.В.Вернадский. Начертание русской истории. М., Айрис-пресс, 2002).

В-третьих, сборщиками дани со славянских племен для хазарских хозяев выступали венгры - союзные с хазарами и подчинённые им племена, жившие тогда у Волги. Для большего удобства сбора дани, хазарский каган даже выделил для венгров специальную территорию поблизости от славянских земель. Это были незаселённые земли нынешней южной Украины, где венгры создали первое в своей истории государство - Ателькузу, а хазарский каган «рукоположил», т.е. назначил, и первого венгерского царя по имени Арпад (А.Тойнби, цит. по: А.Кестлер.Тринадцатое колено.С-Пб, Евразия,2001, с. 99). Так вот, вначале, первые 200-300 лет, это были обычные бунты подневольных славян против хазарского ига, подавляемые венгерской военной силой. Потом, по мере роста сил славян и падения сил каганата, эти бунты постепенно перерастали в войны, вначале освободительные, а потом и в завоевательные.

В-четвертых, неверно, что верхушка хазар состояла из евреев. На этот счет нет никаких доказательств. Лев Гумилёв, настоящий ученый, историк и археолог, сам порядочный антисемит, провел много лет в экспедициях, по результатам которых написал книгу «Открытие Хазарии». И вот что он там пишет: «За пять лет детальных поисков мы не нашли ни одного следа их (евреев - С.Г.) культуры». Евреев, таким образом, в Хазарии не обнаружено. Их там, видимо, почти не было. А были хазары - тюрки, принявшие иудаизм. Их потомки - караимы и поныне сохранились кое-где в Крыму и в Литве. Разумеется, в древнем Киеве бывало много приезжих купцов- евреев, подолгу живших там, но к хазарам это отношения не имеет.

Вообще, писатель при подборе первоисточников сильно ограничил себя, неизвестно с какой целью, в основном двумя еврейскими энциклопедиями: дореволюционной и современной, изданной в Израиле. Надо сказать, что в обе попало много небылиц и нелепостей. Но Александр Исаевич тут строго следует методу незабвенного Андрея Януарьевича Вышинского: признание - царица доказательств! То есть, если евреи когда-то что-то сами себе приписали, то так значит, теперь, и отныне, и вовеки веков, они будут в этом всегда виноваты. Например, одна из энциклопедий упоминает выражение «Иудейский Царь», якобы бытующее в русских былинах, как общий термин, обозначающий «врага христианской веры». Спрашивается, кто проверял, перечитывал на этот счет русские былины? Никто. Во всяком случае, Солженицын до русских былин не опустился. Ему хватило былин и небылиц еврейских. А между тем, хорошо известно, что выражение «Иудейский Царь» всегда относилось только к Иисусу Христу, который уж никак не мог быть «врагом христианской веры». Новозаветные евангелия полны таких определений Иисуса Христа именно и только как Царя Иудейского.

Если наш знаменитый писатель хоть раз побывал бы в православной церкви, он мог бы там увидеть многочисленные иконы «Распятие», где над головой распятого Иисуса красуется надпись «ИНЦИ», что расшифровывается как «Иисус Назареянин, Царь Иудейский». Но, видимо, он там ещё не бывал...

Дальнейшее повествование книги содержит слухи, сплетни, вымыслы на тему о том, кто ещё из плохих персонажей русской истории мог бы быть евреем. Ну, совсем как в нашей песне: «Говорят, что Аджубей в детстве тоже был еврей...» Так и в книге Солженицына: говорят, что при самозванце Лжедмитрие Первом в Москве вместе с ним появилось много евреев. А следующий самозванец, Лжедмитрий Второй, якобы вообще был сам из крещённых евреев. Это в начале книги (стр. 24). А в конце своей книги Солженицын, видимо, уже не помнит, что писал в начале. И, цитируя Карамзина, указывает, что окружавшие Лжедмитрия казаки обзывали русских воинов «жидами» (с. 320). Так, где же истина? Где жиды? Там или там? Создается впечатление, что здесь каждое лыко в строку, если автор рассказывает нам о том, кто, кого, когда и по какому поводу обозвал «жидом». К евреям это, собственно, не имеет никакого отношения. Тем более странно нам читать всё это в книге, якобы посвящённой совместной жизни евреев и русских.

Надо сказать, что не все сплетни о возможных евреях по крови удостоились внимания Солженицына. Сплетни о «хороших евреях» в русской истории благоразумно опущены. Так, например, отсутствуют сведения в книге о знаменитом русском флотоводце адмирале Нахимове, который, как говорят, также был из крещенных евреев. При этом страницы труда полны имён евреев-жуликов, в разные времена отиравшихся вокруг царского двора. Причем, именами реальными, что должно было бы подчеркнуть, так сказать, объективность и непредвзятость всего повествования.

О подобном псевдонаучном методе цитирования хорошо как-то сказал тот же Лев Гумилёв. «...На «мелочеведческом» уровне - подборе цитат из первоисточников - можно подобрать любые цитаты, а противоречащие опустить. Этим способом можно доказать всё, что хочет историк или его заказчик....» (Л.Гумилёв. Чёрная легенда. М., Айрис-пресс, 2002, с. 123).

Однако, читая книгу «Двести лет вместе», временами чувствуешь не только предвзятость автора, но и его беспомощность. Беспомощность в море цитат, которые он собрал, но был уже не в силах всё это осмыслить. Общее впечатление - сырой, непродуманный материал, написанный в спешке, оставляет его книга. Не будучи в состоянии переработать всё собранное, Солженицын в основном избегает делать какие-либо выводы, что, разумеется, лишает его труд научной ценности.

Иногда, правда, он всё же делает попытку «глубокомысленного умозаключения», но попадает впросак, пальцем в небо. Так именно и получилось с его рассказом о так называемой «ереси жидовствующих».

Нужны ли "жидовствующим" "жиды"?

Напомнив кратко историю этой ереси, Солженицын делает общий вывод. «... ПРЕОДОЛЕНИЕ ЕРЕСИ ЖИДОВСТВУЮЩИХ ДАЛО ТОЛЧОК ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ МОСКОВСКОЙ РУСИ» (конца ХV - начала ХVI в.в. - С.Г.), имея в виду «толчок положительный». На самом деле «толчок» получился отрицательный, чего сам автор по пpичине спешки и небрежности своего труда не заметил. Или не захотел заметить. Вот, кратко, в чём суть дела с этой ересью.

В 1470-м году нашёлся один киевский еврей, по имени Схария, который переехал в Новгород Великий со злым умыслом -.совратить с пути истинного весь русский православный люд. Однако «агитировать» он стал не среди простого народа, а в кругах православного духовенства. И очень скоро приобрёл популярность в местных церковных кругах. Первыми его учениками и последователями стали священники - некие Дионисий и Алексей. А через них, через их проповеди, ересь и пошла в народ. Солженицын приводит чью-то цитату: «Еретики отличались учёностью, имели книги, каких не было у православного духовенства...». Стало быть, успех проповеди базировался на каких-то новых книгах. Дальше было веселее. Всё десятилетие между 1470 и 1480 годами шла война за покорение Новгородской республики Московским царством, закончившаяся победой Москвы. Победитель, Иван Третий, навестил покоренный Новгород в 1480-м году. Там ему представили местных знаменитостей: это были всё те же попы Дионисий и Алексей. Беседа с ними произвела на московского царя неизгладимое впечатление. Оба попа поразили царя своей мудростью и ученостью. О зачинщике Схарии и прочих «жидах» более нигде в летописях не упоминается. Да и зачем? Они уже сделали свое «чёрное» дело - соблазнили в ересь часть православного духовенства, - и далее были больше не нужны. Потрясённый новым учением, царь Иван Третий забирает обоих «ересиархов», т.е. Дионисия и Алексея, с собой в столицу нашей родины. В Кремле они назначаются на высокие и престижные должности протопопов Успенского и Архангельского соборов. В Москве ереси начинают постепенно сочувствовать и даже в ней участвовать уже весьма высокопоставленные лица: глава русской православной церкви митрополит Зосима, тот самый, который первым произнес формулу «Москва - Третий Рим», дьяк Фёдор Курицын, руководитель внешнеполитического ведомства и посол в Венгрии, приближенный к царю сановник, тот самый, что написал «Сказание о Дракуле воеводе», княгиня Елена, жена старшего сына царя и мать наследника московского престола, и многие, многие другие. Сам Иван Третий с очевидной симпатией относился к новому религиозному учению. Почему? Потому что оно давало ему «законное» право на секуляризацию, то есть, основание отбирать у церкви земли, имущество и т.д. Ведь церкви в те времена принадлежало до трети всей территории государства Московского. Для окончательной победы «жидовствующей» ереси в качестве государственной религии Руси оставалось совсем немного. Но тут вмешался случай. Вторая жена Ивана Третьего - византийская царевна Софья Палеолог настояла на том, чтобы именно её сын, будущий Василий Третий, был назначен наследником престола. Произошла борьба кланов за престолонаследие, победили сторонники Софьи, обвинив весь лагерь своих оппонентов в религиозной ереси. Начались гонения на еретиков: Зосима под давлением отрёкся от митрополии, главные еретики из духовенства, бояр, чиновников были сожжены на кострах. Истинное православие победило.

На том и сказке конец. Но возникает вопрос: а при чём же тут евреи?

А ни при чём. Просто ещё одно лыко в строку. В том смысле, что происки злокозненных евреев чуть было не привели Русь к другой вере. Какой - мы увидим дальше. Но - самое главное: еретики - митрополит русской православной церкви, члены царской семьи, временами сам царь, чиновники и дипломаты, увлеченные этим религиозным движением, никогда сами себя не называли «жидовствующими». Эта обидная кличка была дана им впоследствии их политическими противниками и конкурентами. Тут возникает справедливый вопрос - откуда вообще взялась эта обидная кличка? Солженицына эта тонкость не интересует. Но мы взялись разыскать корни этого названия и легко их обнаружили. Вот что, в частности, удалось выяснить. Конкурентом московского митрополита Зосимы выступал подчинённый ему новгородский архиепископ Геннадий. В 1490-м году Геннадий несколько раз встречался с испанским послом Георгом фон Турн, когда тот направлялся в Москву проездом через Новгород. Этот-то посол и рассказал Геннадию о том, что творится в родной ему Испании. Оказывается, испанские еретики - провозвестники протестантизма уже тогда вели борьбу против засилья католической церкви. Чтобы подавить их, католическая церковь объявила еретиков «жидовствующими» и учредила специально для борьбы с ними «святую инквизицию». Можно надеяться, что слово «инквизиция» всё-таки знакомо из школьного курса писателям-патриотам... Так вот, по приговору инквизиции уже с 1481-го года начали сжигать еретиков на кострах в испанском городе Севилья. Поскольку святая инквизиция принимала характер «постоянно действующего» учреждения, для неё в Севилье построили специальное здание, где регулярно пылали на кострах еретики. Интересно, что этот «памятник культуры» уцелел до наших дней. И сегодня праздные туристы могут прочесть надпись на дверях «учреждения». Надпись гласит: «В 1481-м году здесь получил начало священный трибунал инквизиции против жидовствующих еретиков для возвышения веры».

Вся эта история очень понравилась архиепископу Геннадию. В ней он увидел достойный пример для борьбы с конкурентами, которых тогда называли «московской ересью». С нею впоследствии и расправились аналогичным образом - через сожжение конкурентов и политических противников на кострах.

Теперь пора вернуться к вопросу: хорошо это было для «духовного развития Руси», как то пишет Солженицын, или плохо? Ответ дала сама история. Разгромленные инквизицией в Испании протестанты, чуть позже подняли голову в Германии. Мартин Лютер был первым «жидовствующим еретиком» на немецкой земле, так его тогда обзывала католическая церковь. Как мы знаем, лютеранство, а с ним и другие течения протестантизма, победили в Германии, Англии, Нидерландах, Скандинавских странах. На пользу этим странам пошла победа в них в своё время «жидовствующих» еретиков, или во вред? На взгляд Солженицына, если дальше развивать его мысль, - несомненно во вред... Ибо ничего хорошего от «жидов» и «жидовствующих» происходить не может по определению; это невозможно, потому что невозможно никогда. Разумеется, страны победившего протестантизма, или победившего «жидовствующего еретичества», выиграли в своем развитии, по сравнению со странами ортодоксального католицизма (Испания, Италия) и ортодоксального православия (Россия), это очевидно сегодня каждому.

Дм.Лихачев в своей книге "Раздумья о России (С-Пб, Логос, 2001, с.313) пишет: «...Чем объяснить, что вслед за Предвозрождением в России не наступило настоящего Возрождения? Ответ следует искать в общем своеобразии исторического развития России: в недостаточности экономического развития в конце ХV и в ХVI в.в., в ускоренном развитии единого централизованного государства, поглощавшего культурные силы, в гибели городов-коммун - Новгорода и Пскова, служивших базой предвозрожденческих течений, и, самое главное, в силе и мощи церковной организации, подавившей ереси и антиклерикальные течения...».

Таким образом, с победой ортодоксального православия духовное развитие Руси, очевидно, затормозилось. Это вынужден был, наконец, признать и сам Солженицын. Через 400 страниц после разоблачения «жидовства», он ишет: «..НАШИ РУССКИЕ СЛАБОСТИ - И ОПРЕДЕЛИЛИ ПЕЧАЛЬНУЮ НАШУ ИСТОРИЮ. НЕ ПОСТОРОННИЙ ЗАГОВОР БЫЛ, ЧТО МЫ ПОКИНУЛИ НАШЕ КРЕСТЬЯНСТВО НА ВЕКОВОЕ ПРОЗЯБАНИЕ... НЕ ПОСТОРОННИЙ ЗАГОВОР БЫЛ, ЧТО НАШИ ИМПЕРАТОРЫ НЕ ПОНИМАЛИ ТЕМПА МИРОВОГО РАЗВИТИЯ И ИСТИННЫХ ТРЕБОВАНИЙ ВРЕМЕНИ...».

Эта победа, закончившаяся поражением, разумеется, никакого отношения к евреям не имела и не имеет. Это была в нашей истории нормальная попытка религиозной Реформации. Той, что не удалась в России, и той, что вполне удалась в Европе, чему мы все можем быть свидетелями.

Итак, ересь «жидовствующих» была успешно, к радости сегодняшних патриотов, разгромлена. Однако, несмотря на это, чуть позже, в 1560-х годах, в высших московских кругах духовенства была составлена так называемая «Степенная книга». В ней расписывалась вся предыдущая история России как история установления православного царства. Русский народ там - исключительный, единственный. А Русь именуется скромно и незатейливо – «Новый Израиль». Царь Иван Грозный в своих письмах к опальному князю Андрею Курбскому не перестает называть свое царство «Израилем», а русских людей – «израильтянами». Такое понимание «истинно русской и православной души» сохранялось в России до конца XIX века. Еще в 1891 году церковная Библейская энциклопедия, вышедшая в Москве под редакцией Архимандрита Никифора, раскрывала всем непосвящённым «сокровенный смысл» слова «Израиль»: «...В метафорическом значении оно обнимает собою всю Церковь Божию...» (стр.288, т. 1). Есть тут факт, так сказать, «жидовства», или нет? Как это оценивает писатель-патриот Солженицын, и знает ли он вообще об этом? Не знает, потому что об этом ничего не написано в еврейских энциклопедиях. А на нет и суда нет. Писатель вправе не читать русских энциклопедий, ибо он занят более важной проблемой - еврейской угрозой, а не русской историей.

Колониальные захваты и вековая борьба с пьянством

В 1772-м году произошёл первый раздел Польши. Как пишет Солженицын, тогда «РОССИЯ ВОЗВРАТИЛА СЕБЕ БЕЛОРУССИЮ», где, кроме белорусов, поляков, жило еще 100 тысяч евреев. Опять же, трудно согласиться с великодержавным определением «возвратила», ибо Белоруссия никогда ранее не принадлежала России, а была некогда единым с ней государством. Но суть не в этом. Любая страна, движимая великодержавными амбициями и хватающая чужие земли с чужим населением, рано или поздно начинает ощущать от этого многие неудобства. Через это прошли все колониальные державы и сочли за благо вовремя избавиться от своих колоний. Через это сегодня проходит и Россия в Чечне, и всё российское общество явно чувствует неудобство от необходимости жить вместе с чеченцами в одном государстве. И, читая Солженицына, где он подробно описывает все муки, которые испытывало самодержавие, пытаясь как-то решить вопрос с сотнями тысяч своих новых и подневольных подданных, начинаешь вместе с писателем невольно сочувствовать генералам и губернаторам, министрам и великим князьям в их безысходной затее. Солженицын этого не чувствует, но нам понятно. И так и хочется сказать мораль: а не хватай чужих земель, не бери в полон чужих граждан, тогда и не будет тебе лишних забот.

Теперь о евреях. Пока Польша была независима, они жили там, в основном, неплохо, хотя и случались в этой стране на них гонения. Евреи занимались торговлей, ремёслами, бывали посредниками между польскими панами и простыми крестьянами. В каком смысле посредниками? Гордая польская шляхта владела поместьями и имениями, но брезговала повседневной работой с землей и работниками. Эту роль взяли на себя многие простые евреи путем занятия должностей управляющих, приказчиков, а некоторые, наиболее разворотистые, вообще брали в аренду всё поместье целиком, или служили кредиторами. В итоге крестьяне могли видеть своих реальных хозяев - шляхтичей-панов - редко, зато управляющих из числа евреев - часто. И всё недовольство, весь гнев, когда он выливался через край, естественно, обращался против евреев, а не против панов. Завидовать и ненавидеть принято между близко знакомыми людьми, а не между далёкими друг от друга... Вот весь этот узел противоречий и взяла на себя Россия, отхватив себе изрядный кусок Польши.

Рассказывая всё это, Солженицын не упускает случая привести и явные небылицы. Типа того, что евреи брали в аренду православные церкви, где затем взимали большие пошлины за крещение младенцев. Дескать, надо было маленькие пошлины взимать... Кто, как и когда мог сдать в аренду посторонним лицам церковные строения - об этом писатель умалчивает.

Среди прочих профессий, обычных для среднего класса в Польше и бывших польских территориях в России, было и винное дело. Потому и неудивительно, что винокурами, виноторговцами и держателями мелких кабачков-шинков и трактиров бывали и евреи. Тут наш писатель-гуманист не упускает случая бросить тень на весь еврейский народ, приведя следующую цитату. «К ВОСЕМНАДЦАТОМУ СТОЛЕТИЮ ВИННОЕ ДЕЛО СТАЛО ПОЧТИ ГЛАВНЫМ ЗАНЯТИЕМ ЕВРЕЕВ». Это можно понимать двояко: или все виноторговцы были евреи, или же все евреи были виноторговцы. Александр Исаевич оставляет решение этой дилеммы на суд читателя, не уточняя, что думает на этот счёт он сам. (Скорее всего, ничего не думает).

И вот теперь уже якобы неискушённый читатель, а на самом деле другой известный писатель-патриот, Владимир Бондаренко, охотно ссылается на Солженицына, и делает свой вывод: «...Когда евреи спаивали народ, за это они и должны нести историческую ответственность». (Газета «Деловой вторник», приложение к газете «Европа-Экспресс», № 1 от 29 августа 2001 года).

После выхода книги Солженицына «Двести лет вместе» идет прямо-таки сплочение патриотов, грамотных и безграмотных, на базе обвинения евреев в спаивании 200-300 лет назад всего русского народа. Хотя Солженицын, объективности ради, писал только о пьянстве польских и белорусских крестьян. Интересно, что это новое патриотическое антисемитское движение в сегодняшней России совершенно не интересуется тем, что происходит с пьянством в стране сегодня. Газеты полны рекламных сообщений, что куча бывших оборонных предприятий производит и продаёт всем желающим «малые спиртовые заводы». Патриотам совершенно безразлично, кто покупает эти «заводики», кто производит на них алкогольное пойло, кто и кому его дальше продаёт, кто всё это затем выпивает. Этот факт показывает всю лицемерность «озабоченности» патриотов событиями, имевшими место сотни лет назад. Но, всё равно, писатель Бондаренко, цитируя писателя Солженицына, требует от сегодняшних евреев всенародного покаяния, может быть, даже выплаты репараций от Израиля всему русскому народу за пьянки, 200-300-летней давности.

Бесправие тоже право

Много страниц в книге посвящено объяснению того факта, что, перейдя в подданство России, евреи получили новые права, каковых в условиях Польши они не имели. То есть, положение евреев при смене власти даже улучшилось, а неблагодарные евреи этого не оценили. Они, евреи, оказывается, требовали вообще невозможного - полного равноправия!

Разумеется, это было невозможно. Это было невозможно хотя бы потому, что сами русские, эти постоянные обитатели «тюрьмы народов», в большинстве своем, до 80%, не имели нормальных гражданских прав, ибо были крепостными. Солженицын специально подчеркивает этот момент: евреи от начала своего пребывания в русском подданстве уже имели кое-какие права, каковых большинство русских - крепостных крестьян – еще не имели, и были вынуждены дожидаться их ещё десятилетия! Можно понять и логику правящего режима: вначале, постепенно, шаг за шагом, дадим свободу своим, русским крестьянам, а потом уже и всем прочим, иноземцам и иноверцам. Описывая все эти организационные сложности, стоявшие перед государством, Солженицын не замечает, что сам признаёт его – государства - изначальную деспотическую сущность, хотя на словах не устаёт подчеркивать либерализм и гуманность этого режима. Далее «озабоченность» государства «еврейским вопросом» только усиливалась, ибо в 1793 и 1795 годах состоялись второй и третий разделы Польши. И Россия получила вместе с землями еще почти целый миллион евреев. Мы здесь не будем подробно описывать, вслед за Солженицыным, все трудности и проблемы, которые пришлось переживать и решать тогда чиновному и полицейскому аппарату старой России с, так сказать, устройством «новой и счастливой жизни» для миллиона евреев. Это подробно описал сам писатель, дотошно и пунктуально собрав и протицировав все доступные упоминания, свидетельствовавшие об исконной зловредности евреев, в частности, в части их занятия виноделием и виноторговлей. Писатель при этом не делает никаких выводов, но почти 100 страниц его книги отведены цитатам и ссылкам, косвенно доказывающим негативную роль евреев в тотальном спаивании русского народа. Любой читатель это и так поймёт, без прямого вывода, без прямого обвинения. На это, видимо, и рассчитывал сам автор всего повествования.

Интересно, что Солженицын, столь усердно расписывая винодельческие и виноторговые грехи евреев, ни разу не задался вопросом: а что, это был запрещённый промысел? Это было, так сказать, самогоноварение? Если да, то почему столь любимое писателем государство не привлекло к уголовной ответственности нарушителей закона? Если нет, то какие могут быть претензии? Кто хотел, тот и занимался этим промыслом. А кто не хотел, тот мог напиваться за свой счет, благо, борьбы с пьянством тогда, кажется, ещё не было.

Вскользь, объективности ради, наш писатель замечает, что да, разу-меется, не только евреи «спаивали» русский народ, под которым понимаются украинские и белорусские крестьяне. Этим делом занимались ещё и другие: польские паны, православные попы и монахи. Но им, прочим супостатам, отведена в тексте только одна строка...

Далее писатель подробно информирует нас об усилиях административно-репрессивного аппарата как-то разобраться с евреями. Так, в конце 1802-го года, по указу царя был создан специальный «Комитет о благоустроении евреев». Целью его деятельности было отучить евреев от вредной привычки быть виноделами, ремесленниками, ростовщиками, но приобщить их к какому-нибудь «производительному труду», например, к земледелию.. Опять же, сугубо объективности ради, Солженицын вскользь замечает, что евреи в землях бывшей Польши, ставших ныне чертой оседлости, занимались не только винокурением. Они арендовали у панов целые отрасли хозяйства, угодья (поля, реки, леса), где мельницу, где рыбную ловлю, где мосты, а то и целиком панские имения. Но вот губернаторы пограничных западных областей империи доносили, что контрабандой товаров через границу занимаются исключительно евреи. Это замечание в книге обращено в день сегодняшний - вот кто, оказывается, подрывал экономику России в прошлые века. Что ещё плохого сделали евреи для любимой России? Книга Солженицына подробно информирует на этот счёт. Итак, спаивание русского народа - раз! Контрабанда товаров через границу - два! Ростовщичество - три! Уклонение от принудительного физического труда на земле - четыре! Последнее – попытка принудить евреев к сельскохозяйственному труду - была предпринята самая серьезная. Под вооруженным конвоем евреев перегоняли из деревень в местечки, чтобы оттуда начать переселять их в пустующие тогда земли Новороссии.

И с 1806-го года началось заселение евреями будущих Одесской и Николаевской областей. Однако земледельцы из евреев получались плохие. Чиновники доносили в столицу, что евреи - ленивые, неумелые, стараются для землепашества нанять работников, а сами стремятся лишь торговать продуктами чужого труда, имеют отвращение к земледелию и так далее. Как это, однако, напоминает сводки райкомов партии о ходе посевной или уборочной кампании!... Всё это было, надо полагать, и на самом деле. Однако автор, всемирно известный писатель, почему-то не задаётся совсем простым вопросом; а почему нужно было кого-то к чему-то принуждать? Разве человек не свободен в выборе своей профессии или рода занятий? Для Солженицына это, видимо, само собой разумеется, что некие дяди из министерств и ведомств (или из партийных комитетов?..), генералы и жандармы вправе решать за человека, не осуждённого, заметим, судом, где ему жить и кем ему работать. Такой тоталитарный взгляд на права человека странно смотрится у писателя, с чьим именем мы привыкли связывать само понятие борьбы за права человека.

Да, царский режим оказался бессилен принудить евреев к земледелию. А так ли это было необходимо? Или мало людей в старой России было занято хлебопашеством? Много, но дело не в потребности сельского хозяйства, а в общественной морали. Тогда стоит задуматься над тем, над чем Солженицыну задуматься и в голову не пришло. История сама поставила эксперимент, однажды, и без всяких оговорок, предоставив евреям все права. И что же, все евреи, как один, кинулись варить самогон? Пусть писатель посмотрит вокруг себя, на своих знакомых и незнакомых евреев, - много ли среди них виноделов и виноторговцев?... Свобода, которую дала евреям Февральская революция (21 марта 1917-го года), дала возможность евреям заняться, наконец, нормальными профессиями (наукой, культурой, искусством, техникой, медициной), всем тем, чем впоследствии гордилась новая Россия. Странно, что писатель об этом не задумался.





Продолжение следует

Заметки



Это статья Jewniverse - Yiddish Shteytl
http://www.jewniverse.ru

УРЛ Этой статьи:
http://www.jewniverse.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=542
Jewniverse - Yiddish Shteytl - Доступ запрещён
Еврейская кухня
Евреи всех стран, объединяйтесь!
Добро пожаловать на сайт Jewniverse - Yiddish Shteytl
    Поиск   искать в  

 РегистрацияГлавная | Добавить новость | Ваш профиль | Разделы | Наш Самиздат | Уроки идиш | Старый форум | Новый форум | Кулинария | Jewniverse-Yiddish Shtetl in English | RED  

Help Jewniverse Yiddish Shtetl
Поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег. Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал



OZON.ru

OZON.ru

Самая популярная новость
Сегодня новостей пока не было.

Главное меню
· Home
· Sections
· Stories Archive
· Submit News
· Surveys
· Zina

Поиск



Опрос
Что Вы ждете от внешней и внутренней политики России в ближайшие 4 года?

Тишину и покой
Переход к капиталистической системе планирования
Полный возврат к командно-административному плану
Жуткий синтез плана и капитала
Новый российский путь. Свой собственный
Очередную революцию
Никаких катастрофических сценариев не будет



Результаты
Опросы

Голосов 966

Новости Jewish.ru

Наша кнопка












Погода





Новости от Israland

Курс валют



Новости России

Поиск на сайте Русский стол


Обмен баннерами


Российская газета


Еврейская музыка и песни на идиш

  
Jewniverse - Yiddish Shteytl: Доступ запрещён

Вы пытаетесь получить доступ к защищённой области.

Эта секция только Для подписчиков.

[ Назад ]