Музыкальный киоск
Евреи всех стран, объединяйтесь!
Добро пожаловать на сайт Jewniverse - Yiddish Shteytl
    Поиск   искать в  

 РегистрацияГлавная | Добавить новость | Ваш профиль | Разделы | Наш Самиздат | Уроки идиш | Старый форум | Новый форум | Кулинария | Jewniverse-Yiddish Shtetl in English | RED  

Help Jewniverse Yiddish Shtetl
Поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег. Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал



OZON.ru

OZON.ru

Самая популярная новость
Сегодня новостей пока не было.

Главное меню
· Home
· Sections
· Stories Archive
· Submit News
· Surveys
· Your Account
· Zina

Поиск



Опрос
Что Вы ждете от внешней и внутренней политики России в ближайшие 4 года?

Тишину и покой
Переход к капиталистической системе планирования
Полный возврат к командно-административному плану
Жуткий синтез плана и капитала
Новый российский путь. Свой собственный
Очередную революцию
Никаких катастрофических сценариев не будет



Результаты
Опросы

Голосов 730

Новости Jewish.ru

Наша кнопка












Поиск на сайте Русский стол


Обмен баннерами


Российская газета


Еврейская музыка и песни на идиш

  
Резник Генри Маркович - потомок древних родов

Отправлено от Anonymous - Wednesday, December 20 @ 00:00:00 MSK

Arts & artistsГенри Резник: "горжусь тем, что я еврей, что рождён евреем, что я таковой без моего на то согласия. Как еврей я делаю всё для того, чтобы быть полезным своему народу, чтобы враждебные отношения уходили из нашей жизни"

Автор: Этот человек и вправду производит впечатление потомка древних родов - слишком уж типичны для стереотипов нашего восприятия аристократизма и внешность, и манера общения… Его имя знакомо, пожалуй, всем, в то же время оно чаще произносится по известным поводам - о самом Резнике мы знаем немного, что очень печально. Ведь перед нами один из виднейших деятелей новой России, чья личность весьма и весьма интересна. С подобными мыслями мы и затеяли встречу с Генри Марковичем, изрядно покопались в архивах и решили познакомить Вас с его персоной.

С подобными мыслями мы и затеяли встречу с Генри Марковичем, изрядно покопались в архивах и решили познакомить Вас с его персоной.

Еврей тот, кто на это согласен.

А: По словам Генри Марковича, евреем он себя осознал именно в 11 лет, но обо всём по порядку… Думаю, прежде необходимо дать некую вводную - краткую биографическую справку.

Резник Генри Маркович.


Родился 11 мая 1938 года в Ленинграде в семье музыкантов. Поступил на учебу в Среднеазиатский университет, окончил свое образование в 1962 году на юридическом факультете Казахского государственного университета; кандидат юридических наук, доцент.

Пять лет проработал следователем Следственного управления МВД Казахской ССР, после чего окончил аспирантуру Всесоюзного института Прокуратуры СССР.

С 1966 по 1982 год работал научным сотрудником Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. В 1982-1985 гг. - заведующий лабораторией Всесоюзного института усовершенствования работников юстиции.

С 1985 года занимается адвокатурой. Директор Института защиты при Международном союзе адвокатов. Член Московской городской коллегии адвокатов.

Защищал в уголовных процессах:
Премьер-министра Узбекистана Н. Худайбердыева; журналистов: В. Поэгли, А. Бабицкого; публициста В. Новодворскую.

Представлял в гражданских процессах:
Президента России Б. Ельцина; видных государственных деятелей: А. Чубайса и Е. Гайдара; предпринимателей: В. Гусинского, Б. Березовского, Г. Лучанского; музыкантов: Н. Петрова, Л. Чижика, Ю. Темерканова.

С 1989 года - член Московской Хельсинкской группы.

С января 1996 года - один из учредителей и член Президиума Российского еврейского конгресса (РЕК).13 мая 1997 года был избран Председателем Президиума Московской городской коллегии адвокатов (МГКА). Вице-президент Международного Союза адвокатов и Федерального Союза адвокатов России.

А: Мой собеседник начал свой рассказ, с доброй улыбкой вспомнив о детстве.

-Где-то в одиннадцать лет во дворе я узнал, что я - еврей. На это я был твёрдо согласен и до определённого возраста вступал в драки. Они, конечно, проходили с переменным успехом - иногда я был бит, но чаще всё же побеждал. Потом у меня просто не было объективной возможности куда-либо спрятаться. Кругом одни евреи! Всё до седьмого колена прослеживается - ни одного шляхтича, мимо прошло и татаро-монгольское иго. Мой отец был из бедной еврейской семьи из местечка Знаменка, что под Кременчугом. У него был удивительно красивый голос, однако случилось так, что из-за определённого дефекта ему так и не удалось закончить вокальный факультет консерватории. Он закончил Московскую консерваторию, директорский факультет. Перед самой блокадой, буквально последним эшелоном нам удалось выбраться из Ленинграда в Саратов, где отца назначили директором местной консерватории. По линии моей мамы, которая была пианисткой, соединились два могучих родА: Шнеерсонов и Рафаловичей. Таким образом, мои предки - известный любавичский рэббе Шнеерсон, с другой стороны - главный раввин кременчугской синагоги Рафалович, записанный в старую еврейскую энциклопедию.

А: Интересно, что до сих пор самые близкие люди называют Генри Резника Гариком. Более того, в их семействе это не единственный случай - дядя Резника Гарик Левин, известный биолог, так же записан в паспорте как Генри.

Сам Генри Маркович по этому поводу лишь улыбнулся:

- Кто его знает? Может кто-то и был знаком с англичанином. Откуда всё это пошло… история семьи умалчивает!

- В одиннадцать лет меня посетила прыгучесть, которая и определила мою судьбу на очень долгое время. Я играл в сборных командах РФ по трём видам спортА: волейбол, баскетбол, прыжки в высоту. Затем команда мастеров в Москве, дальше поехал создавать команду в Узбекистан. Потом нас, несколько человек, пригласили в Казахстан - доучиваться и играть за местную команду. Тогда в республиканском МВД была кадровая чистка, этим занимались два московских начальника. Один из них попутно создавал ансамбль песни и пляски, другой просто обожал волейбол и всех нас, зеленых выпускников, пригласил в МВД Казахстана. Так я, минуя все ступени роста, стал следователем по особо важным делам. Это заняло пять лет. Потом - аспирантура в Москве и 16 лет науки.

Скажу Вам, что быть адвокатом в генах у меня не заложено. Изначально я хотел на журналистику, но бал не добрал. Потом решил - писать всё же буду, так оно и случилось…

Борьба с пустотой.

А: Генри Маркович не стал журналистом, однако состоялся как известный адвокат и правозащитник. Мой следующий вопрос связан с проблемами антисемитизма. Дело в том, что Резник является руководителем направления по антидиффамационной деятельности, осуществляемой Российским еврейским конгрессом. Итак, наша беседа плавно превратилась в некую лекцию по антисемитизму с обязательными практическими занятиями.

- Антисемитизм как фон существует во многих странах. Исторически сложилось так, что евреи - не просто национальность, а некий "ярлык другого". Пусть даже "другого" реально не существует - необходимость отделения наших от ненаших всё равно есть. В России градус антисемитизма был всегда выше. Периодически он повышался, причём повышался практически всегда по инициативе "властей предержащих". Лично я не верю в неспровоцированные погромы, эта карта разыгрывалась как при батюшке Царе, так и при батюшке Иосифе Виссарионовиче. Сегодня же государственного антисемитизма нет. Потому что государственный антисемитизм - это политика, которая выражается в известных вещах: от уничтожения до всяческого ограничения в правах и возможностях. Правда есть антисемитизм идеологический и политический, бытовой я оставлю в стороне. Какие-то стычки, коммунальные квартиры уходят в прошлое, а фразы наподобие: "Ты мерзавец, а к тому же ещё еврей!", это уже проявление исторической составляющей.

Наиболее мощные всплески антисемитизма начались, когда нас посетила свобода. Как социолог скажу, что у нас как раз та свобода, которая должна быть в посттоталитарном обществе, тем более что общество не знало ни гражданских свобод, ни права собственности. Помните первые выступления националистов, таких, как Васильев? Как они всех напугали и всколыхнули! Знаете, ведь свобода бывает не только "за", но и "против". Лично я оцениваю положительно то, что Васильев, с которым я был в нескольких процессах, начал вещать подобные вещи. Просто по своему настрою он не был исключением. Начался поток совершенно отвратительных выступлений, даже от лица таких солидных изданий, как "Наш современник", который играл роль некого интеллектуального флагмана. Тогда не было ни РЕКа, ни Антидиффамационной лиги, но понятно, что многие евреи были оскорблены за нацию и за себя лично.

Первый процесс, в котором я участвовал, - иск академику Костомарову.


СправкА:

Костомаров В.Г. - ректор Института русского языка имени А.С.Пушкина, президент Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы.

- Иск предъявил доцент того же ВУЗа Кирсанов. Подоплёка была таковА: Кирсанов пригласил выступить в институт известного националиста Евсеева, однако академик выступление запретил. Никогда не забуду, как истец встал и с гордостью произнёс: «Я очень рад, что нахожусь на своей территории - в Институте РУССКОГО языка!». Правда, суд в иске Кирсанову отказал …

Следом был громкий процесс с журналом «Наш современник», где была опубликована статья заместителя главного редактора Казинцева «Я борюсь с пустотой». В этом материале был нагло оболган Герман Брановер - человек с мировым именем.

СправкА:

Брановер Герман - участник еврейского эмиграционного движения в Латвии в 1970-е годы. Физик, профессор (Рига). Является одним из основателей нового научного направления - магнитогидродинамики (МГД) жидких металлов (ЖМ). В 1993 году Брановер стал Почетным Доктором ряда российских научных институтов, в том числе Российской Академии Наук и Санкт-Петербургского Технического Университета. Работает в Израиле. Почетным доктором стал в 1993 году. Написал обращение Президенту США Никсону с просьбой оказать содействие в решении проблемы эмиграции советских евреев на переговорах с советскими лидерами (1972).

- Брановер написал книгу «Возвращение», в которой рассказал о возвращении к Торе, иудаизму. В журнале «Наш современник» появилась совершенно омерзительная цитата из книги, представляющая Брановера просто изувером и «певцом насилия».

Были подняты секретные архивы и…подобной цитаты просто не оказалось. Тем не менее, этот процесс получил огласку на весь мир.

А: Мы нашли текст речи адвоката Резника на судебном заседании по этому делу. Вот лишь небольшая, но весьма показательная выдержка из протокола, впрочем, символичная для многих подобных процессов.

Так что же имело место? Небрежность? Пусть грубая, непростительная для столь опытного профессионала, каким является Казинцев, но все же только небрежность? Неосторожная вина? Или злой умысел? Прочитав статью "Я борюсь с пустотой", я пришел к твердому выводу: несуществующая цитата распространена злонамеренно. Ведал Александр Иванович, что творил, сознавал, практически был уверен, что распространяет ложь, что не писал Герман Брановер этой мерзости. Какая вообще была нужда - использовать непроверенный текст, приводить цитату из нечитанной книги? Стержневая идея статьи "Я борюсь с пустотой" - возложение коллективной вины и ответственности на всю еврейскую нацию не только за беды и преступления, которые принесли России большевики, но и за социальные, межнациональные и межрелигиозные конфликты, сотрясающие очень небольшой, как выяснилось, шарик, названный Землёй. Антисемитское блюдо готовится здесь с набором "интеллектуальных" специй и соусов. С их помощью в первую очередь разъясняется, что такое сионизм. Вовсе это не движение за возвращение евреев на историческую Родину, сионизм - это насилие и кровь, - внушает автор читателю. Коллективная ответственность одного народа перед другим - идея страшная. Особенно чудовищна она в устах христианина. Нравственная вина, нравственная ответственность - категории сугубо личностные, персональные, предполагающие свободный выбор человека, наделенного сознанием и волей. Требовать ответственности одного народа перед другим - значит возбуждать национальную и религиозную рознь, сеять раздор между людьми. Ни нация, ни народ ответственность нести не в состоянии. Виноватыми и ответственными всегда оказываются живые люди. Требуя ответственности еврейской нации, Казинцев не может не отдавать себе отчет в том, что ответственность будут нести конкретные евреи: присутствующие в этом зале и находящиеся за его пределами. Независимо от возраста, мировоззрения, вероисповедания. Независимо от всего. Только потому, что евреи!

А: Генри Маркович, очнувшись от воспоминаний, задал вопрос.

-Почему я вспомнил всё это? На первом этапе были предъявлены иски к антисемитам, и дальше, даже несмотря на то, что погромные листки по-прежнему имеют место, они сыграли свою роль. Не знаю, правда, положительную или отрицательную. Есть такое мнение: высказаться надо давать всем. Понятно, что без призыва к насилию, порочения чести и достоинства. Потому что иначе, если антисемитизм загонять внутрь - пропаганда становится более изощрённой. Соблюдаются правила приличия, гадости упаковываются вполне культурно. Но я придерживаюсь противоположной точки зрения. Понимаете, ведь главная задача как раз в том, чтобы из обихода убрать грязный язык. Полагаю, что первые процессы сыграли свою роль. Конечно, существует около двухсот изданий, занимающих антисемитскую позицию. Так вот, крайние ушли в подполье: это незарегистрированные погромные листки. А в легальных изданиях, должен сказать, откровенной брани не осталось. Считаю, что поставленную задачу мы успешно решаем.

А: Генри Маркович заявил, что государственного антисемитизма в России нет. Логичен вопрос - как же расценивать атаку Кремля на еврейский бизнес?

-Проблема есть, а антисемитизма нет! Это совпадение. Безусловно, часть евреев, особенно покинувшие Союз, воспринимают происходящее как возвращение к политике антисемитизма. Я не знаю, быть может подспудно у кого-то из числа чиновников в мозгу и рождается мысль: "Он сукин сын, а ещё и еврей!". Психологически здесь возможно двойное удовлетворение: давим не только оппозиционера, но и еврея, значит мы правы дважды. Но всё это внутри, внешне не проявляется.

Правосудие экономное на справедливость.

А: Продолжая тему атаки на бизнес, я процитировал Генри Марковичу фразу, произнесённую его доверителем - Владимиром Гусинским: "Я готов давать показания в любой точке Земли, только не в России. Здесь не гарантированно соблюдение прав человека". Реакция адвоката не заставила себя долго ждать.

-Это заявление имеет под собой все основания. У нас сейчас сложилась очень тревожная ситуация. Отличительной чертой советского режима был колоссальный разрыв между словом и делом. Ведь 37-ой настал после 36-го, когда была принята сталинская конституция. В ней были прописаны не все, но многие свободы - слова, печати, собраний и др. А что было в действительности? Сегодня мы имеем довольно продвинутое законодательство. Например, права человека в Конституции прописаны по самым высоким международным стандартам - более того, кое-где мы даже бежим впереди паровоза по сравнению с некоторыми европейскими странами. Конституция - это акт высшей юридической силы и прямого действия, однако, насколько велик разрыв между словом и делом. Ну что сказать, когда человека по вздорному обвинению можно просто взять и бросить в Бутырку, что произошло с Гусинским!

А: И всё же, интересны подробности прецедента ареста Гусинского и, тем более, что его ожидает при явке на допрос, назначенный Генеральной прокуратурой на 13.11.00. Резник охотно прокомментировал события, развернувшиеся вокруг своего доверителя.

- Если Гусинский явится на допрос, к нему будет применена мера пресечения - вероятнее всего он окажется либо в Бутырке, либо в Лефортово. Он вновь станет заложником. Почему заложником? Да потому, что в прошлый раз власть просто "вляпалась"! Любой, даже самый ангажированный суд тогда был обречён на то, чтобы выпустить Гусинского. Тогда действовала амнистия, а Владимир Александрович - орденоносец. Его ни на секунду, ни на минуту нельзя было задерживать, так как амнистия устраняла всякое применение наказания. Когда это стало окончательно понятно, Гусинского выпустили под подписку о невыезде. Подписка о невыезде - это ограничение свободы передвижения, однако существует оговоркА: человек может покидать место постоянного жительства по разрешению следователя. Гусинского, несмотря на все просьбы, не отпускали в течение полутора месяцев, фактически не мотивируя отказ. Всё, что сейчас происходит, можно обозначить одной фразой: свобода в обмен на бизнес. Это ли не нарушение прав человека?

А: Генри Маркович оказался прав. Уже после нашей встречи слова адвоката получили многократное продолжение в десятках информационных лент. Вот лишь краткая констатация событий 13 ноября.

Генеральная прокуратура России избрала в отношении главы холдинга "Медиа-Мост" Владимира Гусинского меру пресечения - заключение под стражу. Он объявлен в федеральный розыск. Следователь Валерий Николаев вынес постановление о привлечении В.Гусинского в качестве обвиняемого. Ему инкриминируется пункт "Б" ч.3 статьи 159 УК РФ ("мошенничество, совершенное в крупном размере"). По словам Резника, Гусинский уполномочил адвокатов передать свое заявление следствию о том, что он "не собирался являться по вызову прокуратуры для предъявления обвинения, поскольку считает, что преследуется по политическим мотивам". По мнению адвоката, не было никакой надобности в вызове на допрос Гусинского, чтобы объяснять кредитно-финансовые отношения с "Газпромом". Резник выразил уверенность, что это был "лишь предлог, чтобы вновь подвергнуть Гусинского аресту". В этой связи в переданном заявлении Гусинский заявил, что не намерен "становиться жертвой произвола и причинять страдания своим близким".

А: Чувствовалось, что Резника очень интересовала и, в то же время, волновала затронутая тема.

Вы понимаете, у нас до сих пор не введены нормы Конституции, которые предусматривают арест только по решению суда, хотя в Конституции это записано. Правда, в её втором разделе сказано, что эта норма вступает в действие только с принятием нового уголовно-процессуального кодекса. Новый кодекс не принимается вот уже семь лет, и вряд ли будет принят в ближайшее время, причём тормозится этот процесс исполнительной властью, силовыми ведомствами, прокуратурой. Отсюда вывод - аресты в нашей стране сейчас происходят фактически в нарушение Европейской конвенции и Пакта о гражданских и политических правах. И ещё… Пока у нас нет независимого суда. Мы имеем правосудие очень экономное на справедливости. На сегодня в России процент оправданных составляет 0,4%, тогда как в странах с продвинутым законодательством - 20-30%. Что же, прав был Гусинский, когда говорил, что у него практически нет шансов на справедливость.

Самоопределение возможно, когда есть выбор.

А: Мы общались с Резником уже больше часа. Накануне Генри Маркович познакомился с документами по созданию INTERJEWISH CLUB, и мой последний вопрос касался его отношения к идее проекта. Впрочем, ответ получился куда шире - мой собеседник был очень искренен, его слова звучали как некое откровение…


- Ещё в самом начале нашей беседы мы выяснили, цитируя Нагибина, что еврей - тот, кто на это согласен. И всё-таки, еврей - это надолго! Учитывая тот факт, что мы есть, но мы рассеяны, очень многие евреи не имели возможности определиться. Самоопределение возможно, когда есть выбор: можно стать ассимилянтом, вернуться к истокам, к Торе. Должен быть выбор, и мне думается, что создание такого проекта может и должно расширить возможности для самоопределения. Подумайте, ведь мы уникальный народ, которому не существует примеров в истории. Нас расселяли, уничтожали, но мы живём более пяти тысячелетий. Я не верю в предопределённость, но так случилось, что именно евреи оказались неким цивилизаторским мотором. Ведь что сейчас происходит? Борьба современной цивилизации и традиционного прошлого!

Так случилось, что евреи в силу своей истории, в силу установок, которые были выработаны тысячелетиями, оказались в первых рядах поборников нынешних ценностей. Культурно и исторически еврейство первым осознало некое единение - то, что мы называем Богом. Мы первыми осознали необходимость жить по этим законам, и меня согревает мысль, что по ним соглашается жить всё большее число людей в обществе. Сам того не осознавая, человек становится в каком-то смысле евреем. Но в реальности "еврей" - это не просто религиозное и национальное обозначение, это обозначение "другого". Да, я потомок древних родов. Я бы стал, наверное, ассимилянтом, но с самого начала жизни я знал, что я еврей, и принял это. И если я "другой", если существует такая ситуация, когда "инаковость" может быть использована враждебно по отношению ко мне - безусловно, я должен осознавать себя частицей своего народа. Когда я знакомлюсь с нашей историей, с тем, что мы подарили миру, с тем абсолютно непропорциональным количеством людей, которые считаются лучшими представителями рода человеческого, я испытываю гордость, что я еврей!

Рубрики: Еврейский мир ( всё и обо всём в одной папке) Комментарии (0) Комментировать Сохранить сообщение в цитатнике Сохранить ссылку на сообщение
Нина Воронель
Понедельник, 18 Декабря 2006 г. 13:51

Нина Воронель - известный в Израиле романист, человек-роман, из судьбы которой, по-окуджавовски выдергивая по нитке, можно снять сотни фильмов, и каждый из них будет если не триллером, то детективом точно.
Нина Абрамовна Воронель родилась в Харькове в 1932 г. Участница еврейского эмиграционного движения в Москве. Русско-израильская мадам Розанова, соиздательница журнала "22", главного, если не единственного "толстого" журнала в Израиле.


Жена Александра Воронеля - одного из идеологов еврейского исхода из бывшего Советского Союза, известного физика, профессора Тель-Авивского университета, главного редактора издающегося в Тель-Авиве литературного журнала "22", автора таких книг, как "Трепет забот иудейских" и "В плену свободы".

Нина Воронель была известна в СССР как поэт и переводчик. С 1974 г. живет в Израиле и пишет чаще всего прозу. Ее "крестным отцом" от литературы был знаменитый Корней Чуковский.

Нина Воронель умеет все: среди ее произведений - рассказы, повести, эссе, романы, стихотворения, а ее первый серьезный успех - перевод "Баллады Редингской тюрьмы" О.Уальда, дипломная работа выпускницы Литературного института им. Горького. Но ее главный род - драма - так же разнообразен по жанру, и несмотря на то, что она художник трагического мироощущения, есть у нее комедии, искрящиеся смехом, с новогодним карнавалом, с фантастическими перевоплощениями персонажей. Она умеет передать особенности языка различных социальных групп: и приблатненный городской говор - комическую смесь просторечия, газетных, песенно-поэтических, матерных клише и афоризмов собственного производства.

Переводчик, поэт, эссеист, романист - не хочется все эти ипостаси Нины преобразовывать в нечто женское. Если согласиться на минуточку с идеализацией мужского подхода к творчеству вообще, можно сказать, что Воронель всегда относилась ко всем своим занятиям с неженской страстью и самоотдачей.

Среди ее произведений 18 пьес по-русски и одна на иврите, и с полдюжины сценариев на разных языка, по двум из которых были поставлены фильмы: один обычный и два телевизионных - по одной и той же пьесе.

Пьесы Нины Воронель вошли в 4 сборникА: "Прах и пепел", "Кассир вечности", "Шестью восемь- сорок восемь" и "Майн либер Кац". Некоторые из них были поставлены на многих языках, некоторые экранизованы и переведены на другие языки, по трем сценариям были сняты фильмы, причем один, по сценарию "Абортная палата", был показан на фестивалях в Каннах и в Монреале, а по пьесе, написанной на иврите по мотивам "Золушки", был создан мюзикл для кукольного театра, который до сих пор собирает публику и аплодисменты.

9 лет назад Нина Воронель решилась попробовать себя в прозе.

За эти годы она написала три романа, "Ведьма и парашютист", "Полет бабочки" и "Дорога на Сириус", составивших трилогию "Гибель падшего ангела".

- Что бы Вы хотели рассказать о себе?

- Я всегда была очень везучая. Не знаю, чем я угодила какой-то доброй фее, но во всех жизненных передрягах меня осеняло ее охранительное крыло. Это началось давно, где-то на границе между четырьмя и пятью годами, а может, и раньше, просто я не сразу заметила. Но тот первый раз я запомнила навсегда. Я и по сей день с содроганием вспоминаю, как, пробегая по пустынному вечернему двору, я неловко наступила на плохо закрытый канализационный люк и повисла над зловонным колодцем на своих слабых детских ручках. Надежды на спасение не было никакой - во дворе было темно и безлюдно. Но чья-то невидимая рука простерлось надо мной и, хотя в моих цепляющихся за край колодца ладошках не было и десятой доли силы, необходимой, чтобы удержать меня навесу, я все же не упала вниз, а непостижимым усилием воли вытащила себя наружу и на коленках доползла до своего подъезда, где потеряла сознание.

Та же спасительная рука протянулась ко мне, когда я, вскочив на ходу на обледенелую подножку харьковского трамвая, круто сворачивающего с Маяковской на Бассейную, не успела ухватиться за поручни и начала головокружительно- медленно выпадать назад, под колеса второго вагона. Правда, на этот раз милосердная рука материализовалась из абстрактной в конкретную руку ничем не примечательного паренька в ватнике, который неизвестно как оказался на трамвайной площадке, потому что, когда я вскакивала на подножку, там никого не было

Не стану перечислять все случаи своих непредсказуемых и подчас незаслуженных удач, отмечу только, что в двадцать лет я вышла замуж за Сашу Воронеля , который считался самым красивым мальчиком на нашем курсе физико-математического факультета. Я тогда еще не знала, что он окажется одним из выдающихся людей нашего времени и что его верная поддержка поможет мне стать тем, чем я стала. Не мне судить об объективной ценности полученного результата, но в светлые минуты мне кажется, что дело обстоит не так уж плохо.

А дальше уже дела пошли, как пописанному: я всегда блестяще сдавала все экзамены, независимо от того, знала я предмет или нет, - даже на водительские права, абсолютно не умея водить, - и без всякой протекции поступала во все учебные заведения, в которые хотела попасть, даже если евреев туда практически не принимали. Я выигрывала все конкурсы и получала разнообразные призы, даже от антисемитского жюри Всероссийского Конкурса на лучшую пьесу для кукольного театра. Мне даже удалось заключить контракт с телевидением БиБиСи на написание сценария телесериала о жизни Ф. Достоевского - и я этот сценарий написала и получила за него кучу денег.

В молодости мы любили ходить в кино, и часто перед началом сеанса, имея один билет, разыгрывали его с другой парой, тоже владеющей одним билетом. Игру обычно вела я, и не было случая, чтобы та, другая, пара выиграла. С годами я даже начала испытывать некоторую неловкость от того, что вступала в эту авантюру, заранее предвидя результат, но не пропадать же было с таким трудом добытому билету!

Похоже, с годами это мое редкое везение перестало быть таким мощным, зато на смену ему возникла новая, не столь приятная, но более восхитительная способность отправлять на тот свет недругов - в прямом, а не в переносном смысле. Происходит это помимо моей воли, иногда даже против нее, причем ни расстояния, ни государственные границы несущественны.

- Пару слов о жизни до и после эмиграции? Чем запомнился процесс переезда?

Я живу в Израиле уже 27 лет. Я покинула свою доисторическую Родину так давно, что та, прошлая, жизнь представляется мне порой почти призрачной. Теперь в это трудно поверить, но я ужасно не хотела уезжать. Точнее, не хотела в начале нашей борьбы за выезд - а это была настоящая борьба, в которой мафиозные способности КГБ проявились во всей красе. Нас обложили со всех сторон, окружили толпой оперсотрудников, сидящих в машинах и скучающих у подъезда, нас многократно арестовывали и сажали то в тюрьму, то под домашний арест. Наша квартира была для них прозрачна, они нашпиговали ее микрофонами, да и входили туда, когда им было угодно.

Однажды, возвратясь после многочасового отсутствия, мы обнаружили на горящей газовой конфорке бурно кипящий чайник, полный до верха. Я даже не успела как следует возмутиться, как в дверь позвонили - нас пришел проведать один из наших ангелов-хранителей, участковый милиционер Коля. Я его упрекнулА:

- Если уж вы входите в нашу квартиру, как к себе домой, то хоть газ выключайте перед уходом.

Коля поглядел на кипящий чайник и поспешно оправдался:

- Это не мы, это Эс-эсовцы!

А в другой раз я, сидя под домашним арестом в квартире своей подруги Дифы - Саша в это время прохлаждался в Серпуховской тюрьме, куда его отправили, чтобы сорвать организованный им международный семинар по физике - услышала по БиБиСи, что в квартире проф. Воронеля произошло ограбление со взломом и потому туда не впускают прибывших на конференцию зарубежных ученых. Я тут же нашла в телефонной книге номер коммутатора КГБ, набрала его и сказала дежурному:

- Моя фамилия - Воронель.

- А-а! - радостно отозвался дежурный.

- Немедленно дайте мне того, кто нами занимается!

И мне немедленно дали Вадю, моего главного ангела-хранителя из Эс-эсовцев, который в ответ на мои возмущенные вопли по поводу ограбления со взломом, промурлыкал утешительно и даже ласково:

- Ну что же это вы, Нинель Абрамовна, совсем нам не доверяете? Если мы охраняем вашу квартиру в ваше отсутствие, разве с ней что-нибудь может случиться?

Однако не все, конечно, выглядело так комично, иногда было очень даже жутко, так что к концу нашего пребывания в Советской России я уже страстно мечтала поскорее оттуда выбраться.

- Расскажите о сложностях новой жизни, открытиях, неожиданностях - приятных и не очень. Оправдались ли ожидания. Жалеете о чем-нибудь?

Мне приятно думать, что я очень мало потеряла и много приобрела от этого переезда - наверно, опять мое упорное везение. Я успела прожить упоительную вторую жизнь, ничем не похожую на первую - разве это не удача? Конечно, не следует забывать, что я уезжала от советской власти, которую сильно не любила и которая отвечала мне взаимностью. Приятно сознавать, что ее уже нет, а я пока, с Б-жьей помощью, есть! И еще приятно болеть за свою футбольную команду - ведь в прошлой жизни я всегда жаждала выигрыша противника.

Чего жаль? Да, пожалуй, ничего - я вообще стараюсь жить, не оглядываясь!

- Расскажите о вашей теперешней работе, городе

Мой "крестный отец" от литературы, знаменитый Корней Чуковский, как-то сказал: "Когда все меняли взгляды, я менял жанры". Следуя его примеру, я тоже по мере изменения обстоятельств моей заковыристой жизни приспособилась менять жанры. Сперва, как и положено, я писала и переводила стихи, подчас довольно успешно - например, мой перевод "Баллады Редингской тюрьмы" Оскара Уайльда был когда-то издан в сиреневом двухтомнике тиражем 600 тысяч экземпляров, причем мне самой удалось отхватить из них только 10, так как весь тираж раскупили немедленно. Я и по сей день встречаю любителей, упоенно цитирующих мои строки:

"Ведь каждый, кто на свете жил, любимых убивал,

Один жестокостью, другой - отравою похвал..."

Обидно только, что многие из них потрясаются, узнавши, что я еще жива - им почему-то нравится думать, что эти строки перевел какой-то давно покойный классик. Перевела я их и впрямь давно - я начала этот адский труд в 24 года и завершила его в 26, но все же это была я, а не какой-то покойный классик.

С тех пор я успела с переменным успехом побывать в весьма неуютной шкуре драматурга и сценаристА: я написала 18 пьес по-русски и одну на иврите, и с полдюжины сценариев на разных языка. Пьесы мои вошли в 4 сборникА: "Прах и пепел", "Кассир вечности", "Шестью восемь- сорок восемь" и "Майн либер Кац". Некоторые из них - увы, не всегда лучшие! - были поставлены на многих языках, некоторые экранизованы и переведены на другие языки, по трем сценариям были сняты фильмы, причем один, по сценарию "Абортная палата", был показан на фестивалях в Каннах и в Монреале, а по пьесе, написанной на иврите по мотивам "Золушки", был создан мюзикл для кукольного театра, который до сих пор собирает публику и аплодисменты.

Однако все эти видимые успехи не принесли мне настоящей радости и удовлетворения - постоянная зависимость от капризов продюсеров, режиссеров, актеров и публики чуть не довела меня до депрессии, и 9 лет назад я решилась попробовать себя в прозе.

За эти годы я написала три романа, "Ведьма и парашютист", "Полет бабочки" и "Дорога на Сириус", составивших трилогию "Гибель падшего ангела". "Дорогу на Сириус" я закончила только месяц назад и пока еще не начала ничего нового, обдумываю. Есть у меня один дерзкий замысел, но я пока еще не решаюсь приступать- боязно! Впрочем, сердце подсказывает, что решусь - ведь не боги же горшки обжигают!

Критики озадачиваются, не зная, к какой категории мои романы отнести - то ли это детектив, то ли триллер, то ли роман готический, то ли романтический. А вот читатель, похоже, не озадачивается - ему все равно, лишь бы хорошо читалось.

- Немного о семье

Семья - как семья: муж, сын, внуки. Мне кажется, я превзошла всех в точном определении, чем человек отличается от животных: человек - это животное, которое узнает своих внуков. Другого такого нет - животное даже детей своих не узнает после того, как они становятся взрослыми. В свете этого определения у меня много поводов для тревог.

- Вопросы творчества. Когда начали писать, с чего начали?

Когда я начала писать, не помню - может я с этим умением родилась. А вот когда я ступила на зыбкую тропу служения искусству, помню отлично. Это произошло в большом промышленно-провинциальном городе Харькове, когда мне было пять лет. Мама купила мне билет в кукольный театр на спектакль "Гусенок", усадила меня в первый ряд, а сама куда-то сбежала наслаждаться свободой от меня.

Я сидела, полностью очарованная приключениями храброй девочки Маши, охраняющей от хитрой Лисы своего любимого Гусенка, на макушке у меня трепыхался большой голубой бант. Вдруг в самый драматический момент представления Маша обернулась в зал и, указывая на меня, сказалА: " Девочка в первом ряду с голубым бантом, иди сюда!"

Мне, конечно, и в голову не пришло, что божество со сцены обращается ко мне. Но мои соседи по первому ряду мигом смекнули, что к чему, и проворно вытолкнули меня вперед, на просцениум. Маша вручила мне свой прутик, велела зорко сторожить Гусенка от Лисы и убежала. Как только она скрылась за кулисами, на сцену выскочила Лиса. Помахивая хвостом, она коварно попыталась выманить у меня Гусенка, не скупясь ни на посулы, ни на угрозы. Но я была непреклонна и неподкупна. Тогда Лиса сказалА: "Ты хоть и маленькая девочка, но замечательный сторож и верный друг. За это тебе полагается награда". И она протянула мне маленькую пеструю коробочку.

Восхищенная признанием моих заслуг, я поспешно открыла коробочку: в ней лежала вторая, во второй лежала третья. Пока я открывала их одну за другой своими неловкими пальчиками Лиса успела украсть Гусенка и скрыться. Организаторы спектакля были довольны - все шло по плану. Появилась безутешная Маша и, не тратя времени на упреки, помчалась искать Гусенка.. Моя роль была окончена, мне полагалось вернуться на место и благополучно наслаждаться спектаклем до самого хэппи-энда.

Но организаторы спектакля просчитались, выбрав меня в подручные Маши - рыдая в голос, я остервенело бросалась на сцену с воплями: "Где мой гусенок? Отдайте моего гусенка!" В конце концов я швырнула в распорядителя все подаренные мне коробочки и, вскарабкавшись на сцену, стала крушить декорации. После короткой борьбы меня скрутили и на руках вынесли из зала..

Так я впервые поняла, что искусство требует жертв.

Но это меня не остановило.

- Мешает ли Вам творчество в жизни, или помогает? Чем?

Мне творчество всегда помогало, хоть со стороны это наверно казалось странным - вместо того, чтобы "жить", я портила глаза у компьютера, давая жизнь своим героям. Но кто знает, что значит "жить"? Зато я прожила множество жизней, а не одну свою, и некоторые из них были куда увлекательней моей. Как сказал мой любимый соавтор Оскар Уайльд:

"Кто много жизней получил, тот много раз умрет!"

- "Ваше поэтическое кредо?"

Главное - чтобы не было скучно! Скука - главный враг искусства, она заставляет людей искать другие занятия и отвлечения от тягот жизни. Скука - главный враг искусства, она заставляет людей искать другие занятия и отвлечения от тягот жизни.

- Ваши любимые места в жизни (города, страны) и в сети?

Самое любимое место - мой дом и стул перед моим компьютером.

Чуть пошире - спортивный зал и бассейн, которые поддерживают мою бессмертную душу, заключенную в столь смертном и уязвимом теле.

Еще чуть пошире - город Тель-Авив, на моих глазах превратившийся в "праздник, который всегда с тобой"

А уж совсем широко - дивный немецкий лесной заповедник, где я ежегодно черпаю свое вдохновение.

- Какие качества в людях цените (и наоборот)?

В тех людях, которых люблю, ценю все качества, как хорошие, так и плохие - ведь только комплекс этих качеств составляет личность. А в тех, которых не люблю, все наоборот - ничего не ценю, все отвергаю.

- Любимые книги?

На этот вопрос не могу ответить - с годами вкусы меняются, одни любимые авторы сменяют других. Интересно ли, кто мой любимый поэт сегодня, если позавчера это был другой, а послезавтра, возможно, будет третий?

- Какую книгу возьмете на необитаемый остров, если можно взять только одну?

Ну что делать на необитаемом острове с одной-единственной книгой? Любимую лучше не брать - чтоб не осточертела. Может, имеет смысл взять "Робинзона Крузо" - как руководство к действию?

- С кем из великих всех времен вы хотели бы поговорить?

Пожалуй, я бы хотела поговорить со скандально известным композитором Рихардом Вагнером, о котором я написала роман в своем романе "Полет бабочки". Изучая его дневники и письма, а также дневники и письма других людей, соучастников его жизни, я узнала его интимно. Не могу сказать, чтобы он заслужил мою любовь, но любопытство мое он возбудил несомненно. Столько странностей, загадок, несоответствий - а вдруг бы он пролил свет на кое-какие туманные места своей биографии? Ему ведь теперь все равно.

- Какую книгу из современных Вы бы дали ему почитать?

А почитать я бы дала ему свою книгу о нем - очень интересно, как бы он прореагировал на некоторые мои дерзкие догадки. Ух, разозлился бы наверно, особенно там, где я права!

- Есть ли у Вас любимое развлечение, домашние животные?

Домашних животных у меня нет - боюсь ответственности за чужую жизнь, полностью от меня зависящую. А развлекаться я как-то разучилась с годами.

- Издания в сети и на бумаге

В сети - романы "Ведьма и парашютист", "Полет бабочки"" и "Дорога на Сириус", составляющие трилогию "Гибель падшего ангела".

На бумаге - 4 книги пьес: "Прах и пепел", "Кассир вечности", "Шестью восемь- сорок восемь" и "Майн либер Кац", те же три романа, сборник стихов и избранных переводов "Ворон-

Воронель" и сборник переводов поэзии А.А. Милна "Дела королевские". Публикаций в журналах, газетах и в разных сборниках было так много, что я не в состоянии их не то что перечислить, но даже вспомнить.

- Участие в конкурсах. Успехи. Неудачи. Интриги завистников. Народное признание.

Я уже писала, что, благодаря своей везучести, я обычно получала призы почти всех конкурсов, в которых я участвовала. Правда, на последнем конкурсе на "Национальный Бестселлер" России за 2000 год я премии не получила, а только один балл из трех - возможно, с годами моя везучесть поизносилась. Но говорят, что уже сама номинация на этот конкурс чего-то стоит, - номинантов было 85 на всю российскую прозу, а мой один балл поместил меня в список отмеченных - их было не более 30-и.

Неудач, несмотря на везучесть, было сколько угодно, но как-то не охота их вспоминать - я уже писала, что по мере сил стараюсь не оборачиваться назад.

Интриг завистников наверняка было тоже немало, но что пользы о них думать? Я их рассматриваю как неотъемлемую часть успеха.

Насчет народного признания не мне судить, но мои романы обычно дочитывают до конца и просят продолжение - а ведь, как известно, важнее быть читаемым, чем почитаемым Я уже писала, что, благодаря своей везучести, я обычно получала призы почти всех конкурсов, в которых я участвовала. Правда, на последнем конкурсе на "Национальный Бестселлер" России за 2000 год я премии не получила, а только один балл из трех - возможно, с годами моя везучесть поизносилась. Но говорят, что уже сама номинация на этот конкурс чего-то стоит, - номинантов было 85 на всю российскую прозу, а мой один балл поместил меня в список отмеченных - их было не более 30-и.

Неудач, несмотря на везучесть, было сколько угодно, но как-то не охота их вспоминать - я уже писала, что по мере сил стараюсь не оборачиваться назад.

Интриг завистников наверняка было тоже немало, но что пользы о них думать? Я их рассматриваю как неотъемлемую часть успеха.

Насчет народного признания не мне судить, но мои романы обычно дочитывают до конца и просят продолжение - а ведь, как известно, важнее быть читаемым, чем почитаемым.

- Расскажите какой-нибудь сочный кусок из жизни.

Могу рассказать, как я прославилась на весь Советский Союз при помощи телевидения. Было это много лет назад, когда я зарабатывала на жизнь переводами поэзии. Перевела я как-то молодого поэта из Ганы, сына ихнего президента или премьера - не помню точно. И поскольку он был Сын, нас пригласили выступить по телевизору - он чтоб читал свои поэтические шедевры по-английски, а я соответственно их же по-русски. Я надела свое самое нарядное платье с большим декольте и мы отправились в студию. Сперва, как и было запланировано, читал поэт, и камера естественно показывала его во всех ракурсах - он был парень видный, так что посмотреть было на что. Потом пришла моя очередь, и я стала читать свои переводы, стараясь выглядеть как можно лучше. Поскольку мы оба были уверены, что теперь камера займется моей скромной персоной, молодой поэт расслабился и, воспользовавшись удобным соседством со мной, сосредоточил свое внимание на прекрасных картинах, которые открывались его взору за моим декольте. А камера, как оказалось, ни на минуту не выпускала его из виду! Весь Советский Союз с удовольствием следил за гаммой чувств, отражавшихся на его лице, - некоторые утверждали, что он даже облизывался. Сколько писем я получила по этому поводу - это была настоящая слава! Не знаю, правда, оценил ли кто-нибудь качество его поэзии в моих переводах, но это не так уж важно!

- Ваши пожелания читателям Солнечного Острова?

Читателям я желаю, чтобы им было что читать и чтобы это чтиво не было скучным.

А кроме того, я всем им желаю всех, всех благ - я очень люблю читателей, они ведь соль земли!

Рубрики: Еврейский мир ( всё и обо всём в одной папке) Комментарии (0) Комментировать Сохранить сообщение в цитатнике Сохранить ссылку на сообщение
Юрий Штерн. Русские евреи не лучше других. Но так сложилось, что они особенные
Понедельник, 18 Декабря 2006 г. 13:50

Об абсорбции репатриантов в Израиле говорят много. Специальное министерство занято тем, чтобы как можно скорее интегрировать новых жителей в общество. Только вот создается впечатление, что сами репатрианты этому процессу сопротивляются - создают свои организации, партии, а в будущем планируют формирование отдельной парламентской фракции.
Объяснить этот феномен мы попросили Юрия Штерна, который уже второй срок служит депутатом кнессета. Ныне - от партии Исраэль Бейтэйну («Наш дом - Израиль»), а прошлый срок - от Исраэль ба-алия («Израиль на подъеме»).

- Зачем вы создаете в Израиле «русские» партии? Вы, таким образом, декларируете, что положение русских репатриантов - особое, отличное от положения других групп общества. Действительно ли оно особое?
- Группа потому и группа, что у нее есть свои особенности, нужды, потребности. Приехавшие из бывшего Советского Союза составляют почти 16 процентов всего населения Израиля. Это большая популяция со своими социологическими, демографическими, экономическими, культурными характеристиками, с проблемами людей, которые недавно в стране. А также и со своими возможностями, вытекающими из их уровня образования, профессионального опыта, культурного багажа. Задача, которую мы ставим перед собой, - не только отразить потребности этой группы населения, продвинуть ее интересы в обществе, но за счет более полной интеграции, использования ее возможностей двинуть Израиль вперед в науке, в культуре, в экономике.
Население Израиля, как и население любой другой страны, обладает нормальной образовательно-профессиональной структурой: люди с высшим образованием, занятые интеллектуальным, высокопрофессиональным трудом составляют определенный процент населения, но в обществе гораздо больше тех, у кого работа попроще, чей уровень образования ниже. А вот репатрианты из бывшего Советского Союза не представляют собой нацию, они - социальный слой, который характеризуется существенно более высокими образовательными и профессиональными показателями, чем возможно в любой полноценной нации. И когда такая группа на парашютах спускается на небольшую территорию Израиля, возникает ситуация, с одной стороны, конфликтная: невозможно за три-четыре года дать адекватную работу удвоившемуся числу инженеров, а с другой стороны, уникальная: она создает беспрецедентные возможности для развития страны.
Русские евреи не лучше других. Так уж сложилось, что в стране исхода они поставляли интеллектуальные услуги трехсотмиллионному населению.

- Как выйти из положения? Обязательно путем создания партий?
- Партии - это одно из средств решения подобных задач в сроки, сопоставимые с человеческой жизнью. При обычном рыночном процессе все, в конце концов, образуется - смешается, интегрируется, что-то выживет, что-то погибнет. Но люди живут недолго. Приехавшим в зените своих возможностей по сорок-пятьдесят лет. Для того, что абстрактно называется реализацией их потенциала, остаются считанные годы. Чтобы этот процесс ускорить, нужны волевые решения, которые могут исходить только от политической власти, от бюджетных решений, от организационных преобразований. Поэтому и нужны партии.

- А старые израильские партии для этого не годятся?
- Старые партии - часть старого порядка и не могут быть агентами перемен.

- Тем не менее, на какие-то перемены старые партии идут, проводят, например, приватизацию, расширяют рынок.
- Безусловно. Но действуют эти партии в понятных, традиционных для них областях, отражающих воспитание и психологию их лидеров, которые формировались в Израиле в прошлые десятилетия. А мы говорим о новом населении, которое, пока дойдет до лидерства в уже существующих партиях, успеет забыть, ради чего оно пошло в политику.
Вспомните, как формировались новосибирский академгородок и другие научные центры. Тот, кто в Новосибирске становился видным ученым к тридцати годам, в Москве или в Питере до таких высот не поднялся бы и к шестидесяти. Так и с новыми партиями. Они позволяют сконцентрировать возможности и полномочия в руках тех, кто в существующих структурах не успел бы в обозримые сроки дойти до реальных рычагов власти. Не успел бы дойти - как группа. Ведь тут индивидуальная карьера значения не имеет: одному человеку абсолютно не по силам серьезно изменить направление большой устоявшейся политической машины.

- Но почему все-таки русских партий несколько?
- Когда-то предлагалось любить поэтов хороших и разных. Политики тоже бывают разные...
Стоит это рассмотреть в двух плоскостях. Если смотреть с Олимпа на это дело, то: на пять с половиной миллионов израильских евреев приходится более 30 партий, а на один миллион евреев из бывшего СССР - всего 3.

- Не многовато ли для Израиля тридцати партий?
- Каждое общество порождает ровно столько политических партий, сколько ему нужно. Израильское общество из-за разнородности и необычайной динамичности нуждается в большом числе политических структур, которые каждый раз, как в калейдоскопе, перестраиваются в новую политическую комбинацию, более или менее соответствующую моменту.
Но если спуститься с олимпийских высот до простой правды жизни, то наличие трех «русских» партий - это результат нашей общей отсталой политической культуры и конкретная вина отдельных лидеров. На мой взгляд, Исраэль ба-Алия, партия, из которой уже ушли четыре депутата кнессета, сегодня - политический труп. В ней нет мотивации, нет духа.

- Какова же ваша мотивация?
- Для нас партия - средство осуществления серьезных общественных перемен, в которых русскоязычное население заинтересовано больше, чем другие группы.

- О каких конкретно переменах идет речь?
- Я их перечисляю в произвольном порядке.
Первое - изменения в области жилищной политики. В Израиле на сегодняшний день полностью уничтожен институт социального жилья. От этого страдают в первую очередь вновь приезжающие, но также и молодые израильские пары, одиночки.
Проблема в том, что в Израиле нет рынка съемного жилья в том виде, в каком оно существует на Западе, где целые дома строятся специально на съем. Соответственно, снимать в них жилье можно на неограниченный или на очень долгий срок. Израильский рынок съемного жилья состоит из большой массы случайно сдающихся квартир. Это вторые или третьи квартиры семей, которые их, как правило, покупали не для сдачи. Изменялись обстоятельства, покупалась квартира побольше, а старую сдавали до тех пор, пока не выйдет замуж дочь или не разведутся родители. Поэтому, с точки зрения квартиросъемщика, этот рынок крайне нестабилен. Редко удается заключить договор, скажем, на 10 лет. Такая нестабильность затрудняет и субсидирование съема. А отсутствие строительства домов на съем держит уровень цен на это жилье на достаточно высоком уровне, но не на таком высоком, чтобы инвестирование в него было оправдано.
Поэтому я разработал программу, которая бы сделала строительство съемного жилья выгодным для подрядчика при сохранении низкой цены. Это достигается некоторым субсидированием, особенностями выделения земли... Не буду вдаваться в детали.
Кроме того, мы предлагаем строить малогабаритное жилье, которое в последние 10 лет почти не строилось. Отсутствие такого жилья - тоже один из факторов его дороговизны.
Это некоторый клубок проблем, в решении которого заинтересовано все израильское общество. Но единственная компактная, организованная группа людей, которая жизненно зависит от его разрешения - это «русские».
Вторая необходимая перемена - повышение общетехнического уровня производства. Израильская промышленность состоит из предприятий и отраслей, находящихся в совершенно разных эпохах индустриального развития. С одной стороны, Израиль - одна из ведущих держав в мире в области высоких технологий, с другой стороны, типичное промышленное предприятие страны - это маленький заводик с купленным когда-то оборудованием, где никто не занимается ни его модернизацией, ни рационализацией производства. Хозяин его - простой пользователь, выпускающий серийную продукцию. Его подход к производству доиндустриальный. Израиль ведь не переживал индустриальной эры - от допотопной промышленности времен британского мандата он сразу перешел к «хайтеку».
Евреи Советского Союза - единственные среди евреев мира носители индустриальной культуры. Евреи арабских стран занимались торговлей, бизнесом, ремеслом. Евреи западных стран, как правило, врачи, адвокаты, бизнесмены в области финансов, маркетинга, редко промышленности. Инженерная специальность как массовая профессия существовала среди евреев только в Румынии, пока они не уехали в Израиль и не составили там костяк инженерно-технического персонала военной и авиационной промышленности и строительной индустрии, и в бывшем Советском Союзе, который представлял собой заповедник выращивания инженеров-евреев, поскольку не давал им заниматься чем-нибудь другим. Сегодня именно эти евреи представляют собой общенациональный ресурс Израиля. Но чтобы этот ресурс использовать, надо реорганизовать израильскую промышленность, создать иную систему стимулирования индустриализации промышленности.

- Какие стимулы можно изобрести для такой перестройки?
- Я предложил сделать это по аналогии с некоторыми программами, которые успешно работали в последние годы в области малого бизнеса. Суть их в том, что малый бизнес, который не способен повысить свою квалификацию сам, получает поддержку государства. У хозяев малых бизнесов обычно нет ни бизнес-образования, ни времени на его получение, и они делают массу ошибок и часто разоряются. Нет у них и денег на оплату систематических консультаций. Поэтому Управление малого бизнеса посылает им опытных консультантов на 10 часов и оплачивает три четверти зарплаты этих консультантов. Другие специалисты на той же основе помогают выявить и развить экспортный потенциал предприятия. Так вот, нечто подобное может быть организовано и для поднятия индустриального уровня производства.
Третье - образование, культура, то есть те сферы, в которых избыток квалифицированных кадров мог бы обернуться благом.
Израильское школьное образование, как и европейское, за последние 20 лет очень сильно американизировалось, стало в основном поверхностным. Тут возникает порочный круг: если система образования ориентируется на неосновательное изучение естественных наук, то постепенно исчезают учителя, способные давать глубокие знания. И некому было бы исправлять положение, если бы не приехали «русские» учителя. Так возникла возможность совершить скачок в уровне образования и вернуть более классическое отношение к образованию ребенка. Репатрианты создали свои структуры - факультативные и даже общеобразовательные школы, которые показывают хороший пример. Учатся там, в основном, «русские» дети, потому в их семьях еще сохраняются высокие требования к образованию. Обычный израильский ребенок плохо понимает, как это - сидеть на уроке у учителя, который от тебя хочет чего-то, кроме хорошего настроения.
Все эти мероприятия есть сочетание корыстных интересов репатриантов с общенациональными интересами. Но чтобы это сочетание увидеть и задействовать - не декларативно, а на практике - надо этим жить.
Четвертое - отношения с Россией, со странами СНГ. Чтобы за выставками Париж - Иерусалим, Берлин - Иерусалим следовала Москва - Иерусалим, на эти отношения надо смотреть как на приоритетные, видеть в российском еврействе, наряду с американским, серьезного партнера по строительству будущего еврейского народа, видеть в России при всем ее нынешнем разобранном состоянии державу, с которой надо выстроить отношения на десятилетия вперед. Чтобы видеть это так, недостаточно начитаться умных книжек и закончить лучшие американские университеты.

- Насколько реально что-то из перечисленного сделать?
- Что-то сделать - реально и уже делается. Но вот глобально...
Немало зависит от еврейских деятелей России, но больших надежд я с ними не связываю.

- А что от них зависит?
- Если бы они понимали, в какой степени их будущее связано с Израилем (не обязательно в форме эмиграции!), и считали бы для себя важным продумывать и реализовывать проекты, связанные с этой страной, то можно было бы многое сделать.
Конкретнее. Совместные культурные проекты требуют денег и политического давления. Межгосударственные культурные обмены находятся в зачаточной стадии, выражающейся в частных гастролях российских артистов в Израиль. Результатом крупномасштабных обменов стало бы, с одной стороны, укрепление престижа Израиля в России, а с другой, формирование более положительного имиджа России в Израиле, что очень важно в первую очередь для русскоязычного населения Израиля.
Выходцы из бывшего Союза страдают от недооценки России, на них проецируется снисходительное отношение к ней, принятое на Западе. Демонстрация культурной мощи России, ее культурного наследия, превращение российского кино, театра в престижные имело бы немедленные последствия для артистов, художников, писателей, режиссеров, эмигрировавших из России. Так, признание России музыкальной державой уже обеспечило признание музыкантам - выходцам из бывшего СССР. Чем больше таких областей, тем легче.
Ну, а, кроме того, мир состоит из разного рода тусовок. До сих пор в международные израильские тусовки русские не входят. То есть, скажем, если Зубин Мета просит директора оркестра за кого-то, это срабатывает. Хотелось бы, чтобы так же действовала подобная просьба Владимира Спивакова. Рекомендации Владимира Гусинского сегодня в Израиле весят немало. Но он, в отличие от своих западногерманских или американских аналогов, этим не очень пользуется. Эту материю трудно формализовать или измерить, но она очень важна.
Я уже пережил два пика оптимизма. Как выяснилось, неоправданного. Один - когда только началась большая алия и мне казалось, что все это произойдет почти само собой. Второй - когда в 1996 году мы получили 7 мест на выборах...
Сейчас я уже спокойнее, обсуждаю все без воспламененности. И, тем не менее, убежден: это все реально.

Еврейский мир ( всё и обо всём в одной папке)

 
Повествующие Линки
· Больше про Arts & artists
· Новость от Irena


Самая читаемая статья: Arts & artists:
Майя Волчкевич. ИОСИФ БРОДСКИЙ: ЖИЗНЬ ВО ВРЕМЕНИ.


Article Rating
Average Score: 0
Голосов: 0

Please take a second and vote for this article:

Excellent
Very Good
Good
Regular
Bad



опции

 Напечатать текущую страницу  Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу  Отправить статью другу




jewniverse © 2001 by jewniverse team.


Web site engine code is Copyright © 2003 by PHP-Nuke. All Rights Reserved. PHP-Nuke is Free Software released under the GNU/GPL license.
Время генерации страницы: 0.097 секунд