Наш Самиздат
Евреи всех стран, объединяйтесь!
Добро пожаловать на сайт Jewniverse - Yiddish Shteytl
    Поиск   искать в  

 РегистрацияГлавная | Добавить новость | Ваш профиль | Разделы | Наш Самиздат | Уроки идиш | Старый форум | Новый форум | Кулинария | Jewniverse-Yiddish Shtetl in English | RED  

Help Jewniverse Yiddish Shtetl
Поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег. Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал



OZON.ru

OZON.ru

Самая популярная новость
Сегодня новостей пока не было.

Главное меню
· Home
· Sections
· Stories Archive
· Submit News
· Surveys
· Your Account
· Zina

Поиск



Опрос
Что Вы ждете от внешней и внутренней политики России в ближайшие 4 года?

Тишину и покой
Переход к капиталистической системе планирования
Полный возврат к командно-административному плану
Жуткий синтез плана и капитала
Новый российский путь. Свой собственный
Очередную революцию
Никаких катастрофических сценариев не будет



Результаты
Опросы

Голосов 715

Новости Jewish.ru

Наша кнопка












Поиск на сайте Русский стол


Обмен баннерами


Российская газета


Еврейская музыка и песни на идиш

  
Михаэль ДОРФМАН. ПОЧЕМУ СОЛДАТ ГИТЛЕРА СПАСАЛ ЕВРЕЙСКОГО РАВВИНА?

Отправлено от Anonymous - Thursday, March 17 @ 00:00:00 MSK

HolocaustИстория спасения рабби Иосифа Шнеерсона лидера (ребе) любавичского хасидского течения из оккупированной нацистами Варшавы в 1940 г. всегда была окружена таинственностью. Хасиды ХАБАД рассказывали о чуде, одном из многих, сопровождающих вождей этого вызывающего много интереса и полемики еврейского течения. Противники ХАБАД обвиняют рэбе в дезертирстве, даже распространяли слухи о связях рэбе с нацистской разведкой. Как и многие еврейские истории времен Холокоста, история эта стала частью мифа, и лишь недавно известный молодой историк, профессор Военного колледжа Брайан Марк Ригг, сам привлекший к себе внимание нашумевшей книгой «Еврейские солдаты Гитлера», решили вместе с Полой Хайман разобраться в фактах.

Rescued from the Reich: How One of Hitler's Soldiers Saved the Lubavitcher Rebbe, by Bryan Mark Rigg, Paula E. Hyman
Издательство Йельского университета, 2004 г.

Что заставляет увешанного орденами солдата, сражающего за Тысячелетний Рейх бросить все и пойти спасать еврейского раввина? Среди любавичских хасидов принято верить, что произошло чудо, подобно тому, как они верят, что чудесное вмешательство освободило их духовного главу из подвалов ГПУ в 1927 г. Историки в чудеса не верят, но не верили они, что можно найти какие либо достоверные свидетельства бытовавшей среди хасидов истории. Даже сам ход событий казалось невозможно восстановить. Никто не пошел к хасидам, никто не поднимал германских архивов, пока этим не занялся историк профессор Брайан Ригг.

- Поначалу любавичские хасиды отнеслись ко мне насторожено, - рассказал он в интервью, но затем, поняв, что я не собираюсь «лить грязь» и не работаю наих многочисленных противников, стали более приветливы. Впрочем, их подход оказался совершенно неисторичным.

Действительно, любавичские хасиды охотно рассказывают, что спасителем их лидера-ребе был немецкий еврей, переодевшийся в форму гитлеровца. Более того, они верят, что их предпоследнего рэбе спас ангел Господень, принявший вид немецкого офицера. Архивы говорят совершенно иное.
Очень сложная, многошаговая операция была разыграна совместно американскими и немецкими властями. В ней участвовали раввины и нацисты, американские политики и немецкие разведчики, сенаторы и генералы, советники президента Франклина Делано Рузвельта и рейхмаршала Германа Геринга. В сентябре 1939, по просьбе любавичских хасидов, американский государственный секретарь Корделл Халл обратился в американское посольство в Вашингтоне и попросил организовать вывоз одного из наиболее ортодоксальных раввинов того времени из оккупированной Варшавы. Американцы попросили помощи у известного антисемита, личного советника Геринга Хельмута Волтата, а тот обратился к начальнику германской военной разведки Абвер адмиралу Вильгельму Канарису.

Непосредственно операцию по вывозу рэбе Иосифа Шнеерсона, его семьи и близких возглавил немецкий подполковник вермахта, Эрнст Блох. Блох был кадровым немецким военным, кавалером высших боевых наград германской армии. В армию пошел добровольцев в 16 лет, в пехоте прошел все сражения Первой мировой, воевал под Верденом и Соммой, участвовал в кампании во Фландрии. Был тяжело ранен. Канарис пригласил его в Абвер в 1935 г, где Блох занимался экономическим шпионажем. Блох получил из рук фюрера Орден железного креста.
Большую роль, по мнению Ригга, сыграло личное доверие Канариса к Блоху, a также исключительная интеллигентность и опытность Блоха, владевшего тремя иностранными языками и имевшего обширный опыт контактов с иностранцами и работы за границей. Главное же, что выбор Канариса на Блоха пал из-за еврейского происхождения доверенного офицера. Заслуженный ветеран был сыном еврейского доктора Оскара Блоха.
Тогда же, в 1939 г. Канарис добился у Гитлера официального удостоверения “ариизации”: «Я, Адольф Гитлер, фюрер германской нации удостоверяю, что майор Эрнст Блох немецкой крови. Разумеется, после войны Эрнст Блох пройдет проверку, чтоб посмотреть, достоин ли он такой чести». Такая прерогатива в нацистской Германии принадлежала только фюреру, и в своей предыдущей книге «Еврейские солдаты Гитлера» Ригг с удивлением отмечает, как много времени Гитлер уделял работе над документами “ариизации”, рассказывает о бесчисленном множестве попыток, драм, интриг, бюрократической волокиты и ухищрений шло в ход, чтоб достичь желанного статуса. Люди ухищрялись, как могли: скрывали свое происхождение, женились на арийках, вступали в партию, пользовались высокой протекцией и дружбой, козыряли полученными на войне наградами. Впервые в огромной литературе о Холокосте, Ригг исследует природу стрессовых ситуаций от скрываемых секретов, позора разоблачения, заботы о еврейских членах семей и, вероятно, самое главное – чувства глубокой несправедливости. Все это обогащает понимание психологии людей, живших при нацистском режиме.

Оперативная группа Абвера приехала в Варшаву в марте 1940. Блох, как был в военном мундире и при орденах, пришел к хасидам и заявил, что хочет спасти их рэбе. Люди, знавшие Блоха рассказывают, что его лицо было обезображено шрамами и производило страшное впечатление. Хотя евреям Варшавы и без того хватало страха и террора. Секретарь рэбе позже вспоминал: «немецкие солдаты вели себя по отношению к евреям, как дикие звери». Хасиды поначалу не верили человеку со свастикой, но затем как-то доверились его попечительству. Блох провез рэбе с семьей через всю оккупированную Польшу в свободную тогда еще Латвию, а оттуда в нейтральную Швецию, где рэбе сел на трансатлантический лайнер и благополучно прибыл в Нью-Йорк. На одном из блокпостов СС ему пришлось объяснить, что он везет евреев по особому заданию в Берлин, чтоб допросить, а затем уничтожить. Однажды Блох признался рэбе, что он сам наполовину еврей.

Ригг отмечает, что случай офицера еврейского происхождения Блоха не был единичным в Вермахте. По его оценкам, в германской армии служило около 100 тысяч «мишлингов» - людей смешанного происхождения, имевших предков-евреев причем многие носили погоны генералов и старших офицеров. Расистские законы нацистской Германии по замыслу их автора, должны были действовать автоматически и распространятся на всех. Однако, даже сам Гитлер, озабоченный комплексами расовой чистоты и всю жизнь опасавшийся, что у него может оказаться еврейская кровь, сплошь и рядом делал исключения.

В отличие, от восточно-европейских стран, в Германии до прихода нацистов к власти ассимиляция евреев продолжалась 200 лет. Много людей еврейского происхождения были при власти, входили в правящий класс. Огромное количество немецких дворянских фамилии имели в генеалогическом древе евреев. Для многих евреев, последовавших совету Гейне, переход в христианство действительно явился пропуском в европейскую цивилизацию. Сотни тысяч ассимилированных евреев стали профессорами, врачами, адвокатами. Они не имели никакой связи с иудаизмом. Все они чувствовали себя немцами, многие были военными ветеранами и чувствовали себя, прежде всего немецкими патриотами. Подобная шизофреническая ситуация, вероятно аналогична чувствам «классовых врагов» и «родственников врагов народа» в сталинском СССР. Особенно во время войны, когда такие люди были благодарны власти и искренне готовы «кровью искупить вину перед народом» и тем помочь своим семьям.

Патологический расовый антисемитизм нацистов был новостью в немецкой истории и коренным образом отличался от многовековой традиции христианской юдофобии. Ненависть и вина снимались с еврея, как только тот принимал христианство. Возможно, из-за длительного периода существования германской нации в рамках многочисленных государств и княжеств, наличие большой немецкой диаспоры и относительно большая религиозная терпимость избавил немецкие церкви от крайнего национализма. Да и большинство немецких евреев исповедывали принципы: «евреи дома, немцы в жизни», «немцы Моисеева завета» и т.п. Среди евреев, а тем более среди полукровок-христиан были свои сторонники фашизма. Целая организация евреев-фронтовиков «Черный флажок» поддерживала в начале 30-х гг. правоэкстремистские принципы нацизма. Немецкие евреи, а особенно «мишлинги» приняли приход Гитлера к власти, как и все бывшие граждане Веймарской республики, как временное явление. Люди старались как-то выжить в новые времена.

Одно обстоятельство вопреки всему помогло многим полукровкам-мишлингам не только выжить, но и занять хорошее положение. За блестящим фасадом хваленой немецкой дисциплины, впечатляющими парадами, изощренной пропагандой, за искренним идеализмом и самоотверженностью простых немцев, скрывалась очень плохая администрация, бюрократическая грызня конкурирующих ведомств, самоуправство различных начальников, а зачастую и откровенная коррупция. Гитлер – как был, так и остался в душе богемным художником, больше слушавший себя и не умевший руководить. В верхушке нацистской Германии было достаточно патологических антисемитов, но заправляли всем не они, а дорвавшиеся до власти циничные оппортунисты. Главный пропагандист рейха Геббельс как-то предложил немецкому режиссеру, автору любимого нацистами фильма «Нибелунги» Фрицу Лангу возглавить немецкую киноиндустрию, которой нацисты придавали огромное пропагандистское и воспитательное значение. На возражение Ланда, что он – еврей Геббельс ответил: «Здесь я определяю, кто еврей».

Автор классического труда «Уничтожение евреев Европы» Ральф Хиллберг, почетный гость торжеств по случаю 50-летия иерусалимского института Холокоста «Яд ва Шем» в декабре прошлого года в интервью израильской газете «Аарец» обрисовал ситуацию:
- Сегодня я понимаю лучше поведение еврейских деятелей в Холокост, зато поведение немцев я безуспешно пытаюсь понять. Заявляют, что уничтожение произошло из-за антисемитизма. Какая чепуха! В уничтожении принимали участие люди, женатые и замужем за евреями, не имевших никаких претензий против евреев. Даже причину ненависти Гитлера к евреям я не способен постигнуть. Ведь у него не было никаких претензий к какому либо специфическому еврею... В конце концов процесс уничтожения евреев скорей всего не нуждался в антисемитской мотивации, но больше опирался на германскую бюрократию.

Не так-то просто объяснять поступки людей и исторические события одним лишь антисемитизмом. Вернее, раздающиеся зачастую в некоторых влиятельных еврейских кругах обвинения всех и вся в антисемитизме, не только ничего не объясняют, но и часто лишают это страшное явления четких определений, а то и самого смысла.

* * * *

На встрече в Нью-Йорке Ригг рассказал, что хасиды ХАБАД приняли его хорошо, хотя трудно было найти общий язык. Исследователь интересовался личностью рэбе-человека, а хасиды воспринимают своих лидеров, как святых, обладающих чуть ли не божественными качествами. Причем, не только шестого рэбе, но и его зятя и племянника, последнего любавичского рэбе. Последнего любавичского рэбе уже при жизни считали спустившимся на землю Царем-мессией, а после его смерти последователи продолжают верить в его скорое пришествие на землю.
В книге много места уделяется движению ХАБАД. Очень интересное хасидское движение сильно отличается от всех остальных течений, как хасидских, так и ортодоксальных, особенно своей деятельностью вне общины. ХАБАД активно распространяет иудаизм по всему миру, содержит повсюду раввинов-посланцев, заботится о снабжении еврейских общин ритуальной едой и молитвенными принадлежностями, проводит религиозную учебу. ХАБАД не является крупнейшим, ни даже одним из крупных хасидских направлений. Там по разным оценкам всего несколько десятков тысяч человек. Зато объем деятельности организации впечатляет. Для примера, в России это движение за десять лет при поддержке израильского миллионера бухарского происхождения Леви Леваева сумело развернуть образовательную сеть «Ор Авнер» в большинстве крупных городов, где только живут евреи. ХАБАД постаил своих раввинов в крупнейших городах, добиться президентского признания своего главного раввина России Берла Лазара и практически подчинить себе Российский Еврейский Конгресс - крупнейшую еврейскую организацию России. В Украине
Хабад контролирует все должности главных раввинов городов, за исключением Львова и Киева, Да и в украинской столице ХАБАД все больше и больше теснит своих конкурентов. Лишь вчера (12 января) пришло сообщение о переходе власти в Белорусском еврейском конгрессе к сторонникам ХАБАД.
Недавно пришлось видеть карикатуру, точно отражающую происходящее, Американцы высадились на Марсе и первым делом на горизонте появились характерные арки МакДоналдс, а рядом с ними... синагога Хабада.
Даже автор апологетической про-хабадской книги «Армия рэбе» Су Фишкофф, обидевшись, на сравнение Хабад с тоталитарной сектой, сказала в беседе в середине 2004 г., что стратегия Хабад больше всего напоминает не религиозное миссионерство, а распространение транснациональных компаний и брэндов, вроде Мак-Доналдс. L’Oreal или Sony. Деятельность вне своей общины всегда отличала Хабад от других хасидских течений, вроде Сатмара, Бобова, Гура или Белза. Однако, лишь последний Любавичский рэбе сумел построить огромную структуру, позволившую создавать общины по всему миру.

Много внимания в книге уделяется спорным теологическим воззрениям спасенного раввина Иосифа Шнеерсона на природу Холокоста. Сразу по приезду в Америку, рэбе начал заявлять, что переговоры с немцами о спасении евреев не имеют смысла и лучше заботится о спасении раввинов, учеников религиозных учреждений. Остальных евреев рэбе призывал заботиться о своем духовном спасении и самоусовершенствовании в еврейской учебе. Цитируя Тору, рэбе призывал евреев Европы проверить свою жизнь, чтоб понять, что в ней можно исправить. Холокост и гитлеризм, ссылаясь на канонические иудейские тексты, рэбе объяснял как наказание евреев за грехи. Он учил, что Бог наказывает евреев за то, что они связались с “гойской” жизнью, особенно за то, что занимаются чужими делами и нееврейскими профессиями.

Впрочем, - отмечает Ригг, - не будь у самого рэбе таких связей, и спасение рэбе оказалось бы невозможно. Многие хасиды спрашивали своего лидера, как возможно, что в наказание за грехи светских евреев погибли миллионы ни в чем не повинных набожных евреев, находящиеся, согласно еврейской традиции, под особым божественным покровительством детей, вдов и сирот. Рэбе отвечал, что еврейский народ был избран жертвой за грехи всех людей. Спасение евреев, по его мнению, было лишь в возвращении к традициям, к ортодоксальной версии иудаизма. Рэбе полгал, что евреям необходимо оставаться в Европе и резко критиковал неортодоксальных о светских евреев, видя в них виновников нацистских гонений и божьего гнева. Он резко выступал и против ортодоксальных раввинов, сотрудничавших со светскими евреями и с христианскими организациями во всем, даже в деле помощи европейским евреям. К эмиграции евреев в Америку рэбе тоже относился отрицательно. Да и эмиграцию в Палестину, как и сионизм в целом Шестой рэбе не жаловал в отличии от его преемника, последнего рэбе Менахем-Мендла Шнеерсона.

Раввин Иосиф Шнеерсон не был тогда одинок. Д-р Эстер Фарбштейн из религиозного иерусалимского Института им. раввина Кука рассказывает в своей книге «Звонкая тишина. Лидеры и лидерство во время Холокоста», как глава хасидского течения Белз бежал во время ликвидации гетто из Польши в Будапешт. В 1944 г. он с братом, тоже раввином из Билограя, в проповедях призывали венгерских евреев успокоиться и заняться моральным совершенствованием и «беда не затронет наших братьев в этой стране». Раввины срочно уехали «на паломничество» в Святую землю. Обещание рэбе, почитавшегося своими последователями святым, не сбылось. Всего через три месяца началась ликвидация венгерского еврейства и знаменитый «марш смерти» в Освенцим.
Вряд ли нужно упрекать крупных раввинов и религиозных еврейских лидеров в замкнутости на себя и свое еврейство. Большинство светских американских еврейских лидеров, как тоже холодно относились к идее массовой еврейской эмиграции в США и к сионизму. Еврейские руководители в Палестине тоже не хотели, да и часто не могли ничем помочь Они видели свое дело важней, а Холокост восприняли, как закономерный крах диаспоры, подтверждающий правоту идеологии сионизма. Глава крупнейшего хасидского течения Сатмар Йоэль Тейтельбойм в свою очередь считал сионистов главными виновника Холокоста. Его последователи до сих пор резко негативно относятся к Израилю и сионизму, что тоже является причиной их вражды к Хабадом.

Наследник раби Иосифа Шнеерсона, последний, седьмой любавичский рэбе Менахем Мендл Шнеерсон изменил традиционно враждебное отношение ортодоксальных евреев к Государству Израиль и даже побуждал некоторых своих хасидов совершить туда эмиграцию. В свое время ректор ведущего американского еврейского университета Америки Йешива-юниверсити профессор Норман Ламм спросил последнего любавичского рэбе о воззрениях на Холокст. Наследник рэбе Иосифа ответил, что впутывать Бога в рассуждения о Холокосте – прямое богохульство.
- Вопрос как всегда заключается в том, кому веришь, - пишет Ригг, - Пророк Моисей был наказан за то, что называл евреев повстанцами, пытавшихся изменить существующий порядок. Раввин Иосиф Шнеерсон делал то же самое, называя виновниками Холокоста светских и реформистских евреев...

Тезис о том, что Гитлеру – “орудие божьего гнева” и лучшим способом сопротивления будут молитва и праведные дела, а вооруженное сопротивление бессмысленно – очень спорно. Ригг цитирует интересную и дискуссионную книгу «Кому нужен Бог?» рабби Гералда Кушнера: “Объяснение общественных проблем божьим наказанием за грехи – хоть легкое и приятное решение для многих верующих, но на самом деле оборачивается серьезными психологическими проблемами, способствует ненависти к самому себе, создает постоянное чувство вины и в конце концов вызывает ненависть к самому Богу».
Теологические еврейские объяснения Холокоста, как наказания евреев, как и антисемитизм, никак не объясняют, по мнению Ригга сложности исторического явления. Холокост был не только еврейской трагедией. Нацисты уничтожили миллионы ни в чем не повинных людей лишь за то, что они были казались нацистскому режиму враждебными или бесполезными, советских военнопленных, цыган, гомосексуалистов, душевнобольных, социалистов, коммунистов, профсоюзников, польскую интеллигенцию, свидетелей Иеговы, адвентистов и вообще всех неугодных. Подымающие руку в нацистском жесте приветствия молодые люди вряд ли знают, что лишь за вторую половину 1941 и в 1942 г. гитлеровцы уничтожили 3.3 миллиона советских военнопленных.

* * * *
История спасения любавичского рэбе, рассказанная Риггом состоит из невероятных сплетений политического лоббирования, бюрократического оппортунизма, капризов нацистского руководства и расовых, антисемитских и анти-эмигрантских пристрастий и предрассудков американского правительства. Сам Ригг говорил в разных интервью, «если давить на американских политиков достаточно жестко, то они спасали евреев».
Многие люди, вовсе не питавшие добрых чувств к евреям, а часто и откровенные антисемиты работали для освобождения раввина исходя из собственных интересов и понятий. Президент Рузвельт мало сделавший для спасения евреев Европы, не потому, что был антисемитом. Наоборот, он привел в администрацию небывало большое число евреев. Его противники в насмешку называли его новый курс New Deal – «еврейским делом» Jew Deal. Президент и его окружение не видели в спасении евреев Европы никакой политической пользы для себя. Американцы, похоже, не интересовались духовными качествами спасаемого раввина. Очевидно, Рузвельта не интересовал и гуманитарный аспект проблемы европейского еврейства. Он мог и не верить сообщениям. Даже после 1942 г. сведения об уничтожении евреев считались недостоверными. Питер Новик в книге «Холокост в американской жизни» резонно спрашивает «Почему они (администрация президента) должны были доверять сообщениям об уничтожении евреев, исходившим, в основном, из советских источников и в тоже время не доверять сообщениям об уничтожении польских офицеров в Катыни?».
Президент Рузвельт учитывал последствия великой депрессии, знал, что его страна на пороге войны, учитывал возросшую враждебность к эмигрантам, царивший в Америке и поддерживавшийся различными элитами и церквями институционный антисемитизм, сопротивление профсоюзов, расовые проблемы. Президент знал, что война на пороге и страна не готова к мобилизация. Он опасался, что приезд эмигрантов усилит антисемитские настроения. Спасение любавичского рэбе было связано со сложными политическим расчетами и расстановкой сил внутри Демократической партии накануне президентских выборов. Общественность была недовольна судьбой немецкого пассажирского судна «Сент-Луис» с еврейскими эмигрантами на борту, которым было отказано в высадке в США, и они вынуждены были вернуться в Европу. Спасение рэбе было призвано показать, что то-то делается. Среди циничных и расчетливых политиков, лишь жена президента Елеонор Рузвельт была единственным, хоть и очень слабым голосом в пользу изменения политики приема эмигрантов.
Зато Вольтат и Шефгеринг были откровенными антисемитами, но верили, что необходимо любой ценой сохранить дружбу с американцами. Их шеф Герман Геринг скорей всего не был патологическим антисемитом, а лишь оппортунистом, как и многие в нацистской Германии. Герингу и его брату обязаны своим спасением несколько евреев.
Похоже, что если американцев не волновали гуманитарные аспекты проблемы, то в соображениях главы германской военной разведки Канариса как раз гуманитарные аспекты играли важную роль. Он всеми путями стремился сохранить мир и добрые отношения с американцами. Канарис не забывал также об интересах своего ведомства, полагая, что чем больше евреев сумеют убежать от нацизма, тем больше агентов удастся внедрить в их среду. В книге есть не только про «еврейских солдатах Гитлера», но и о еврейских шпионах, которых ведомство Канариса вербовало среди именитых беженцев. Часто вербовка была платой за освобождение. Впрочем, Ригг не нашел доказательств того, что любавичский рэбе шпионил в пользу Германии, ни того, что был американским агентом, тем более агентом ГПУ, как его подозревали многочисленные противники. Начало связям рэбе было положено визитом доброй воли рэбе в Америку в 1930 г., где он встретился с сенатором Робертом Вагнером, президентом Губертом Гувером, судьями конгрессменами. В 1932 г. с приходом к власти администрации президента Франклина Делано Рузвельта, любавичские хасиды закрепили успех и к ним стали серьезно относится в американской администрации. Лишь позже, ХАБАД наладил широкие и прочные связи с администрацией и различными консервативными организациями в Вашингтоне, занятыми распространением демократии, рыночной экономики и американских идеалов во всем мире. В СССР Хабад долго считалось агентурой ЦРУ. Даже в сравнительно либеральные времена налаживания дипломатических отношений между СССР и Израилем в конце 80-х Михаил Горбачев категорически отказал в Шимону Пересу в просьбе вернуть конфискованную чекистами в Ленинграде библиотеку Иосифа Шнеерсона. Боаз Аппельбаум заведовавший тогда канцелярией Шимона Переса рассказывал в 1996 г., что посланник Горбачева, ссылаясь на своего шефа КГБ Крючкова сообщил израильтянам, что Хабад – агентура ЦРУ.

Отношение к книгам у верующих евреев такое же, как и к людям. Спасение священных книг часто казалось важней, чем спасение людей. Спасенного от нацизма рэбе не раз упрекали за то, что прибыв в Америку, он не использовал свои связи и ничего не сделал для спасения европейских евреев. Это не совсем верно. Рэбе помогал вызволять из Европы своих учеников, других хасидских раввинов – глав течений Гура и Белза, посылал в оккупированную Европу посылки с кошерной едой. Но самое главное дело для рэбе было спасение его библиотеки. Прибыв в Америку, он активно давил и использовал связи, чтоб спасти драгоценные 40 тысяч томов, оставшихся в Варшаве. И он получил их. Несколько тонн книг пришли в Нью-Йорк в самом конце 1941 года, буквально накануне японской атаки на Пирл-Харбор, приведшей к вступлению США во Вторую мировую войну.

* * * *
Через несколько месяцев обстоятельства, приведшие к спасению шестого любавичского рэбе, резко изменились. Раввина и его семью вывезли как раз накануне вступления США в войну, когда нацисты еще не приняли «окончательного решения» по еврейскому вопросу. Рассказанная Риггом история сложней многих устоявшихся мифов, зато помогает лучше понять, как и почему враждебная к эмиграции и беженцам, и даже отчасти антисемитская американская администрация вкупе с гитлеровским режимом работала для спасения одного из наиболее еврейских ортодоксальных раввинов своего времени.
Книга Ригга не пытается судить, тем более не пытается осуждать. Ригг отмечает, что одной из целей книги было исследование моральных и эмоциональных дилемм личности человека, страдающего от расистских законов и в то же время гордо и преданно служащего Германии. Ригг рассказывает историю и пытается понять сам и помочь читателю понять, что же действительно происходило без черно-белых схем и расхожих идей. Поэтому, его книгу высоко оценили в научных кругах, среди любавичских хасидов и среди их противников и критиков. Брайан Ригг профессор Американского военного университета, преподает также в Южном методистском Университете. Его предыдущая книга получила престижную премию симпозиума американских военных писателей им. Вильяма Колби. С отличием закончил историческое отделение Йельского университета, служил офицером в Корпусе морской пехоты и добровольцем в Армии обороны Израиля.
Ригг – не еврей, и, возможно поэтому, свободен от мифологии, от боязни задавать сложные вопросы. Рожденный на очень религиозном христианском Юге США, лишь став взрослым, он узнал, что его мать тоже имеет еврейские корни. Будучи студентом, выучил немецкий язык.
О рождении своего интереса к еврейской теме он рассказал в одном из интервью.
- Я сидел в кино и смотрел фильм «Европа, Европа» о судьбе Соломона Перла – еврейского юноши, скрывавшего свое происхождение, прошедшего Гитлерюгент, воевавшего в рядах вермахта и даже отмеченного лично Гитлером. Рядом сидел пожилой немец и заметив мой интерес после сеанса он сказал мен, что он тоже еврей, воевавший в армии Гитлера. Я понял, что здесь есть интересная тема, что ее нельзя откладывать «на потом» потому, что свидетели уходят. Я начал поиски... Брал интервью у сотен мишлигов, работал в архивах...

Так родилась книга «Еврейские солдаты Гитлера», вызвавшая гнев и недоверие в еврейских кругах. Аргументы критиков, отрицавших с порога книгу в конце концов сводились к заявлениям, вроде «как можно такое говорить» или «мы и так знали, но «зачем об этом говорить?» и самое главное «этого не может быть потому, что этого не может быть».
Книга Брайана Марка Ригга еще об избирательной благодарности. Почему любавичские хасиды, празднующие освобождение своего лидера, вовсе не упоминают о людях, спасавших его – об адмирале Вильгельме Канарисе или подполковнике Эрнсте Блохе. После неудавшегося заговора на Гитлера Канариса страшно пытали, избивали, отрезали нос и полумертвого бросили в концлагерь. Канарис выжил, но в самом конце войны, после взрыва бомбы в ставке Гитлера, его повесили. Эрнст Блох не был связан с заговором и после ареста Канариса был послан командовать полком на Восточный фронт. В самом конце войны, после попытки покушения, одолеваемый антисемиткой истерией Гитлер разжаловал Блоха в числе других старших офицеров-мишлингов. Вместо трудового лагеря Блох был послан тренировать ополчение и погиб в боях за Берлин в последние дни войны. За вопросом скрывается и проблема человеческой благодарности. Еще книга Ригга о моральной ответственности, о сложных этических вопросах выбора.

Что же на вопрос, вынесенный в начало статьи? Вопрос о том, почему боевой германский офицер, сотрудник военной разведки берется спасать ортодоксального раввина далеко не праздный сегодня. Он интересует не только историков- исследователей Катастрофы или читателей приключенческой литературы. 14 января на военный симпозиум Нью-йоркского городского университета на встречу с автором пришло много людей в погонах – армейских психологов, воспитателей, военных аналитиков и юристов. Ведь сегодня американская армия, насчитывающая более 300 тысяч мусульман, ведет боевые действия в мусульманских странах. Ведет боевые действия против противника, взывающего к сокровенным ценностям верующего мусульманина. И борьба здесь идет не за территории, а за души людей, решающих нелегкие дилеммы. Возможно, уникальный опыт «еврейских солдат Гитлера», как и опыт солдат японского, немецкого или итальянского происхождения, сражавшихся за свою страну, несмотря на гонения правительства, помогает сегодня принимать нелегкие решения.

©Все права принадлежат Михаэлю Дорфману, 2005
© 2005 by Michael Dorfman

 
Повествующие Линки
· Больше про Holocaust
· Новость от Irena


Самая читаемая статья: Holocaust:
Предательство Оскара Шиндлера


Article Rating
Average Score: 0
Голосов: 0

Please take a second and vote for this article:

Excellent
Very Good
Good
Regular
Bad



опции

 Напечатать текущую страницу  Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу  Отправить статью другу




jewniverse © 2001 by jewniverse team.


Web site engine code is Copyright © 2003 by PHP-Nuke. All Rights Reserved. PHP-Nuke is Free Software released under the GNU/GPL license.
Время генерации страницы: 0.065 секунд