Наш Самиздат
Евреи всех стран, объединяйтесь!
Добро пожаловать на сайт Jewniverse - Yiddish Shteytl
    Поиск   искать в  

 РегистрацияГлавная | Добавить новость | Ваш профиль | Разделы | Наш Самиздат | Уроки идиш | Старый форум | Новый форум | Кулинария | Jewniverse-Yiddish Shtetl in English | RED  

Help Jewniverse Yiddish Shtetl
Поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег. Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал



OZON.ru

OZON.ru

Самая популярная новость
Сегодня новостей пока не было.

Главное меню
· Home
· Sections
· Stories Archive
· Submit News
· Surveys
· Your Account
· Zina

Поиск



Опрос
Что Вы ждете от внешней и внутренней политики России в ближайшие 4 года?

Тишину и покой
Переход к капиталистической системе планирования
Полный возврат к командно-административному плану
Жуткий синтез плана и капитала
Новый российский путь. Свой собственный
Очередную революцию
Никаких катастрофических сценариев не будет



Результаты
Опросы

Голосов 701

Новости Jewish.ru

Наша кнопка












Поиск на сайте Русский стол


Обмен баннерами


Российская газета


Еврейская музыка и песни на идиш

  
Д-р Семён Глейзер. Анти-Солженицын. Двести лет как жизни нет. Часть II

Отправлено от Anonymous - Saturday, April 09 @ 00:00:00 MSD

RussiaЕвреи в 1917 году

Разумеется, труд Солженицына небесполезен. Он собрал массу упоминаний о евреях в прессе тех дней, процитировал воспоминания участников событий - евреев и неевреев - о евреях. Другое дело, как он, писатель, смог распорядиться этой массой данных. Многое оказалось ему не по плечу, но всё же два вывода он для себя - и для нас - сделал. Первое - все евреи разные. Эта догадка совершенно обескуражила писателя, он ожидал от них чего-то большего, какого-то единообразия мнений, своего рода "партийной дисциплины". Такое подспудное ожидание зиждится на старом как мир предрассудке, что все евреи мира повязаны между собой, наподобие сицилийской мафии. Кроме того, все они спят и видят, как бы это нагадить побольше простодушному русскому человеку - так можно понять некоторые выражения в книге. При этом, удивительное дело, евреи зарубежные: американские, германские, австралийские - все до единого настроены против русского народа. Отсюда и другой вывод писателя - почти все евреи в 1917 году поддержали Временное правительство. Такое вот диалектическое единство противоположностей... Ведь, как мы уже установили, Временное правительство было также "антирусски" настроено.
Евреи из-за своей исконной зловредности оказались первыми, кто откликнулся на призыв правительства подписаться на "Заем Свободы". Газеты тех дней печатали списки наиболее крупных заимодателей. Наш писатель читал эти газеты и вот что его поразило: множество еврейских фамилий и почти полное отсутствие фамилий представителей крупной русской буржуазии. О чём говорит этот факт? Вероятно, о том, что русская буржуазия всё-таки была против нового правительства? Но других, более конкретных фактов на этот счёт нет.
Евреи - в зависимости от своих политических пристрастий - группировались в новые общероссийские объединения. Очень скоро были учреждены: Еврейский Народный Союз, Оргкомитет Еврейского Демократического Объединения, готовился созыв Всероссийского Еврейского Съезда, созывается Всероссийская конференция по подготовке Еврейского съезда - всё это вызывает явное неодобрение автора книги "Двести лет вместе". "КАКОЙ ЭНЕРГИЧНЫЙ РАЗЛИВ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ! ДАЖЕ В БУРНОМ КРУЖЕНИИ НАШЕГО СЕМНАДЦАТОГО ГОДА - ЕВРЕЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВЫДЕЛЯЕТСЯ СВОЕЙ МНОГООБРАЗНОСТЬЮ, НАПОРОМ НО И МЕТОДИЧНОСТЬЮ". В том смысле, что лучже бы им, евреям, не высовываться. Автор забывает, что политические свободы были даны всем народам бывшей империи, и что все народы начали свою активность проявлять: украинцы, поляки, татары, финны и другие народы. И ведь евреев было немало - порядка 6 миллионов, и жили они компактно. А так создается ложное впечатление, что только одни евреи воспользовались свободой и демократией. Или автор не знает о существовании в России других наций, или же сознательно замалчивает их политическую активность в те весенние дни 1917 года. "ВСЁ ЭТО ОСОБЕННО ВПЕЧАТЛЯЕТ, - ужасается еврейской активности писатель, - НА ФОНЕ ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ, ХОЗЯЙСТВЕННОЙ И КУЛЬТУРНОЙ РАСТЕРЯННОСТИ 1917 ГОДА". Ну, прямо-таки, форменный "шабаш" евреев на руинах русской государственности. Отмечает он и необычную, подозрительную концентрацию евреев в обеих столицах, многие тогда же возвращались из эмиграции.

В этот короткий период своего рода "Веймарской республики", от февраля до октября 1917 года, "лица еврейской национальности" действительно играли определенную роль и были на виду. Писатель подтверждает известные факты, что в руководстве "революционных партий": меньшевиков, эсеров, анархистов, было замечено больше евреев, чем в партии большевиков. Хорошо это или плохо для "государственной России" автор не уточняет. Лица с "пятым пунктом национальности" возглавили выборные управления в Петрограде, Москве, Минске, Киеве, Екатеринославе, Саратове. "НО ЭТИХ ДЕЯТЕЛЕЙ - БОЛЬШЕЙ ЧАСТЬЮ СМЁЛ ОКТЯБРЬСКИЙ ПЕРЕВОРОТ, И НЕ ОНИ РЕШАЛИ ХОД ПОСЛЕДУЮЩИХ СОБЫТИЙ В РОССИИ",- с удовлетворением замечает писатель. Ну и слава Богу. Но оставалось еще много евреев на нижних постах, в Советах, в провинции. Из них-то, замечает писатель, и рекрутировался потом основной состав будущих участников будущей Советской власти.
Мы знаем из истории о периоде "двоевластия" в России, и о том, как Ленин манипулировал лозунгом "Вся власть Советам" - в зависимости от того, насколько много мест было у большевиков в самих Советах.
Но писатель думает иначе. "А ВЫШЕ ВСЕГО, НАДО ВСЕЮ РОССИЕЙ, С ВЕСНЫ И ДО ОСЕНИ СЕМНАДЦАТОГО - РАЗВЕ СТОЯЛО ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО, БЕССИЛЬНОЕ И БЕЗВОЛЬНОЕ? - СТОЯЛ ВЛАСТНЫЙ И ЗАМКНУТЫЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ ПЕТРОСОВЕТА, ЗАТЕМ, ПОСЛЕ ИЮНЯ, И ПЕРЕНЯВШИЙ ОТ НЕГО ВСЕРОССИЙСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ /ЦИК/, - И ВОТ ОНИ-ТО И БЫЛИ ПОДЛИННЫЕ НАПРАВИТЕЛИ РОССИИ" - раскрывает заговорщиков – советчиков – писатель. Конечно, это - произвольное трактование истории, и никто не может доказать, что никакого "двоевастия" не было, что на самом деле власть была одна - у Советов, а Временное правительство было всего лишь "советской марионеткой". Однако и это еще не всё. Мы и не знали, что в Советах изначально заправляли всеми делами опять те же евреи. Писатель и об этом подробно информирует нас, предвосхищая /или повторяя?/ практику советских отделов кадров, составляя поимённые списки евреев и неевреев. Так, в президиуме первого ВЦИК Советов из 9 человек пятеро были евреи, один грузин, один армянин, один поляк и один русский -"...ДЕРЗКИЙ СОСТАВ ДЛЯ НАПРАВИТЕЛЕЙ РОССИИ В КРИТИЧЕСКИЙ МОМЕНТ"- укоряет Советы писатель. Оказывается, не только евреи и русские были в России заняты политикой... Но ведь в Советы люди попадали не с улицы. Кого хотел народ, того и выбирал, это ведь ещё не Советы при Советской власти: полуподпольные Советы при Временном правительстве ещё не знали "разнарядки"... А вот, параллельно, и "вопиющий" состав ВЦИК Совета крестьянских депутатов: из 30 членов - трое крестьян и семеро евреев! Евреи у нашего писателя не национальность: они у него социальная прослойка, или даже класс, разумеется, эксплуататорский класс... В скобках заметим, что крестьянские организации формировались в то время преимущественно из членов партии эсеров - в основном интеллигентов с программой первоочередной защиты интересов крестьянства; настоящих крестьян среди них действительно было немного. Это, наверное, неизвестно автору двухтомника. Но чтобы мы, читатели, не начали подозревать писателя в антисемитизме, он торопливо констатирует: "...НЕ ТОЛЬКО НАЦИОНАЛЬНЫМ СОСТАВОМ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ КОМИТЕТОВ ОБЪЯСНЯЮТСЯ ИХ ШАГИ - О, НЕТ!" Просто: "КАЖДЫЙ ТАМ ВПОЛНЕ ВЕРИЛ, ЧТО, ПО СВОЕЙ ТАЛАНТЛИВОСТИ И РЕВОЛЮЦИОННОСТИ, ОН-ТО КАК РАЗ НАИЛУЧШИМ ОБРАЗОМ И УСТРОИТ РАБОЧИЕ, СОЛДАТСКИЕ И КРЕСТЬЯНСКИЕ ДЕЛА... А ДЛЯ МНОЖЕСТВА РУССКИХ ЛЮДЕЙ ... ОШЕЛОМИТЕЛЬНОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ ПРОИЗВОДИЛА... ВНЕЗАПНАЯ, БИВШАЯ В ГЛАЗА СМЕНА ОБЛИЧЬЯ ТЕХ ЛИЦ, КТО НАЧАЛЬСТВУЕТ ИЛИ УПРАВЛЯЕТ".
Это нашего писателя сегодня ошеломляет «смена обличья» лиц. встававших тогда к власти. А тогда им никто практически не удивлялся. Вот свидетельство активного участника тех событий, члена партии эсеров, министра Временного правительства В.М.Чернова. «Вскоре произошли выборы в обе столичные городские думы. О.С.Минор был выбран подавляющим большинством в председатели московской Городской думы... Антисемиты, конечно, негодовали, что дума «сердца России» возглавлена – о ужас! – евреем… Но кому было дело до бессильной злобы антисемитов?» (В.М.Чернов. Перед бурей: Воспоминания. Мемуары. Минск, изд. Харвест, 2004, стр.317) . Да и в Петрограде городским головой был избран также еврей – Г.И.Шрейдер (Чернов, стр. 318)

Что же это русский народ тогда так сплоховал, стерпел, не возмутился, не восстал против этого нового "обличья власти"? Вся история тех дней, тех лет, ясно говорит нам, что линия противоборства проходила тогда не между русскими и евреями, как это хотелось бы видеть писателю, а между двумя возможными путями дальнейшего развития России: западным, которое представляли Временное правительство и "соглашательский" ВЦИК Советов, и "восточным", которое представляли большевики. Причём никак не удаётся писателю обвинить евреев, что они "подыгрывали" какой-то одной стороне - все сотни цитат в его книге свидетельствуют об обратном: выходцы из еврейской среды были по обе стороны баррикад. Что сама эта еврейская среда также претерпела раскол между этими двумя путями устройства жизни. Так же, как его претерпело тогда всё русское общество. И найти тут какие-то специфические еврейские "козни" и "происки" при всём желании ну никак не удается.

Октябрьский переворот

Мы знаем, что писатель хорошо ориентируется в фактах и событиях первой мировой войны, революции, гражданской войны, но все же не понимает смысла этих событий. Он пытается расценивать их сомнительными мерками морализаторства, типа: "хорошо - плохо", "русский дух - антирусский дух", "евреи - неевреи", "нравственно - безнравственно". Эти аршины-критерии далеки от науки, но видимо они допустимы в художественном творчестве писательского ремесла - не нам судить. Именно в подобном ключе писатель пытается не понять, и научить своего читателя, нас с вами, также не понимать, что происходило. Он рассматривает всю русскую историю как непрерывную борьбу "добра" со "злом", причём загадочным образом это "зло" у него всё время побеждает. И в этом ключе очень удобными оказываются евреи - как вечные и неизменные носители иррационального "зла"...
Октябрьский переворот совершился легко, это хорошо известно. В течение весны, лета и осени 1917 года происходило медленное, но неуклонное ослабление власти Временного правительства, поглощенного внешней войной, внутренними беспорядками, а также и межпартийными интригами. Ситуация, типичная для страны, не готовой к демократии – Веймарский вариант. Это привело «…К опасным для судеб новой России покушениям на него справа и слева – военно-монархических заговорщиков и анархо-большевистских демагогов, для утверждения или милитаристической, или социально-погромной диктатуры»
(Чернов, стр. 336 ).
После разгрома Корниловского мятежа Временное правительство оказалось беззащитным, бессильным перед своим вчерашним союзником - большевиками. В армии воцарилась апатия, ибо большинство офицерского состава симпатизировало Корнилову, потому теперь судьба Временного правительства была ему уже безразлична. "...Двусмысленное положение, занятое Керенским в борьбе между этими двумя флангами - между Корниловым и Лениным, лишило его союзников и выдало его противникам... Исходом агонии явилась победа большевиков" - пишет о смысле тех событий П.Н.Милюков /Милюков, стр. 52/. Как это, однако, похоже на судьбу М.С.Горбачёва, метавшегося между демократами Ельцина и партийной номенклатурой ГКЧП...
Но была ещё одна причина лёгкой победы большевиков - настроение масс. Сразу после переворота генерал Деникин в своих записях отмечал: "Большевизм далеко ещё не победил, но вся страна - во власти черни" /Деникин, стр. 256/. Пробираясь с фальшивым паспортом на Дон, в необычной для себя роли подпольщика-нелегала, генерал волей-неволей должен был общаться с попутчиками в поездах, прислушиваться к их разговорам. Вот его впечатление.
"Прежде всего - разлитая повсюду безбрежная ненависть - и к людям, и к идеям. Ко всему, что было социально и умственно выше толпы, что носило малейший след достатка, даже к неодушевленным предметам -- признакам некоторой культуры, чуждой или недоступной толпе. В этом чувстве слышались непосредственное, веками накопившееся озлобление, ожесточение тремя годами войны и воспринятая через революционных вождей истерия. Ненависть с одинаковой последовательностью и безотчетным чувством рушила государственные устои... Психология толпы не обнаруживала никакого стремления подняться до более высоких форм жизни: царило одно желание - захватить или уничтожить"/Деникин, стр. 256/.
Большевики же просто хорошо прочувствовали это настроение масс и вовремя его возглавили. Со своей стороны, пытаясь понять столь быструю эволюцию настроений населения от Февраля до Октября, П.Н.Милюков замечает: "Массы принимали от революции то, что соответствовало их желаниям, но тотчас же противопоставляли железную стену пассивного сопротивления, как только начинали подозревать, что события клонятся не в сторону их интересов... в этом поведении масс, инертных, невежественных, забитых, сказалась коллективная народная мудрость "/Милюков, стр. 6/. Эти представления вполне соответствуют и современным. В указанных тяжелых, трагических событиях, Милюков прозорливо увидел зарождение и новой русской государственности.
"Действительность русской революции вскрыла её тесную и неразрывную связь со всем русским прошлым.... Ленин и Троцкий ... возглавляют движение, гораздо более близкое к Пугачёву, к Разину, к Болотникову - к ХVIII и ХVII вв. нашей истории, чем к последним словам европейского анархо-синдикализма". И далее: "Может быть, эта катастрофа послужит толчком, которым закончится доисторическое, подсознательное, так сказать, этнографическое существование народа и начнется исторический период связного самосознания и непрерывной социальной памяти" /Милюков, стр. 9 и 14/. Этот "исторический период", как мы теперь знаем, называется советской историей. Странно, что всего этого не увидел наш современник, живший десятилетия в советское время. Видимо потому, что его собственно мало интересует русская история, его волнует и тревожит "еврейский вопрос".
Итак, что же нового может сказать нам писатель о евреях в революции? Осудив режим Временного правительства, потакавшего освобождению евреев, он переходит к периоду Октябрьской революции. Интересно, как вели себя в этой сложной исторической ситуации евреи?
Писатель тут уже почти одобряет Временное правительство и большинство поддерживавших его евреев, ибо грядущая большевистская власть - ещё большее зло. "И ЧЕМ БЛИЖЕ К ОКТЯБРЬСКОМУ ПЕРЕВОРОТУ,... ТЕМ ЕВРЕЙСТВО ВСЁ ШИРЕ ПРОНИКАЛОСЬ ЭТИМ СОЗНАНИЕМ И СТАНОВИЛОСЬ ВСЁ БОЛЕЕ ОППОЗИЦИОННЫМ К БОЛЬШЕВИЗМУ... И НАДО ОТЧЁТЛИВО СКАЗАТЬ, ЧТО И ОКТЯБРЬСКИЙ ПЕРЕВОРОТ ДВИГАЛО НЕ ЕВРЕЙСТВО...". Писатель далее решительно опровергает старые басни о том, что в Октябре власть захватили евреи: "НАМ, В ОБЩЕМ, ПРАВИЛЬНО БРОСАЮТ /что? куда? - С.Г./: ДА КАК БЫ МОГ 170-МИЛЛИОННЫЙ НАРОД БЫТЬ ЗАТОЛКАН В БОЛЬШЕВИЗМ МАЛЫМ ЕВРЕЙСКИМ МЕНЬШИНСТВОМ?". А ведь и точно, никак не мог "быть затолкан". Но писатель продолжает дальнейшее исследование старых басен.
"ЭТО - СЛИШКОМ НЕ НОВАЯ ТЕМА: ЕВРЕИ В БОЛЬШЕВИКАХ". Нет, указывает он, ссылаясь на некоторых легкомысленных еврейских авторов, евреи, которые были среди большевиков, они, дескать, вовсе и не евреи. Они - отщепенцы. "СОГЛАСИМСЯ С ЭТИМ И МЫ. О ЛЮДЯХ - СУДИТЬ ПО ИХ ДУХУ. ДА, ЭТО БЫЛИ ОТЩЕПЕНЦЫ. ОДНАКО И РУССКИЕ ВЕДУЩИЕ БОЛЬШЕВИКИ ТАК ЖЕ НЕ БЫЛИ РУССКИМИ ПО ДУХУ, ЧАСТО ИМЕННО АНТИРУССКИМИ, И УЖ ТОЧНО АНТИПРАВОСЛАВНЫМИ". Да уж, чересчур много у писателя набирается антирусских лиц и персонажей по "духу". А кто же, спрашивается, оставался "русским по духу"? Кажется, мы всех перебрали, всех перечислили, и - ни одного! Даже Корнилов, и тот - ставленник Антанты. Остаётся один "русскоязычный" Николай Второй... Одним словом, вокруг одни "не русские по духу",' одни отщепенцы.
"СКОЛЬКО ДОЛЖНО НАБРАТЬСЯ СЛУЧАЙНЫХ ОТЩЕПЕНЦЕВ, ЧТОБЫ СОСТАВИТЬ УЖЕ НЕ СЛУЧАЙНОЕ ТЕЧЕНИЕ?" - вопрошает писатель, делая вид, что законов истории нет вовсе, а есть только злой умысел кучки заговорщиков, поворачивающих ход истории туда или сюда.
"И ЕЩЁ ВОПРОС: ОТНОШЕНИЕ НАРОДА К СВОИМ ОТЩЕПЕНЦАМ... И ЧТО Ж, - МОГУТ ЛИ НАРОДЫ ОТ СВОИХ ОТЩЕПЕНЦЕВ ОТРЕЧЬСЯ?" Интересно, как это себе представляет наш писатель? Как, скажем, может русский народ сегодня "отречься" от того же Гришки Распутина, или, еще лучше, от Гришки Отрепьева? Через Декларацию покаяния? Или как? Писатель показывает - как, беря на себя, на свою душу, грех за Ленина. "НО ЭТО МЫ, РУССКИЕ, СОЗДАЛИ ТУ СРЕДУ, В КОТОРОЙ ЛЕНИН ВЫРОС, ВЫРОС С НЕНАВИСТЬЮ. ЭТО В НАС ОСЛАБЛА ТА ПРАВОСЛАВНАЯ ВЕРА, В КОТОРОЙ ОН МОГ БЫ ВЫРАСТИ, А НЕ УНИЧТОЖИТЬ ЕЕ. УЖ ОН ЛИ НЕ ОТЩЕПЕНЕЦ? ТЕМ НЕ МЕНЕЕ ОН РУССКИЙ, И МЫ, РУССКИЕ, ОТВЕТСТВЕННЫ ЗА НЕГО... А ОТЩЕПЕНЦЫ - ЕВРЕИ?" Тут писатель явно ожидает, что кто-то, кто-нибудь из евреев, встанет из задних рядов и начнёт размазывать слезы покаяния по бороде: да, мол, грешны, виноваты, каемся, больше не будем... Но нет среди евреев "заединства", той самой "партийной дисциплины", которой столь тщетно добивается от них писатель. Каждый - отвечает только за себя, и никак - за других. Так было всегда.
Но как же было бы легко и просто - целиком народ обвинить в грехах и затем от него же, как целого, потребовать покаяния. Однако нет в природе такого целого и цельного народа, который тщетно ищет Солженицын, а есть лишь отдельные лица, имевшие - по государственной статистике - еврейское происхождение. И нет между ними ничего общего.
"ДА И ЕВРЕИ В ПОЛИТБЮРО НЕ ДЕЙСТВОВАЛИ КАК БЛОК", - сокрушается писатель. Ведь если бы наоборот, как было бы заманчиво подкрепить этим обстоятельством "теорию еврейского заговора". А так - не клеится ничего, вот беда-то!...

За власть Советов

Итак, большевики взяли власть. И, как любая власть, это новое государственное руководство было озабочено в первую очередь задачей самосохранения. Мы не будем обсуждать законность или незаконность захвата власти - победителей не судят. И вот в борьбе за самосохранение власти для неё любые средства "хороши". Даже самые "аморальные", в коих наш писатель усматривает использование большевиками "лиц еврейской национальности".
"А СТАНЬТЕ В ПОЛОЖЕНИЕ МАЛОЙ КУЧКИ БОЛЬШЕВИКОВ, ЗАХВАТИВШИХ ВЛАСТЬ, ЕЩ!Ё ТАК ХРУПКО: КОМУ, КОМУ ДОВЕРИТЬСЯ? КОГО - ПОЗВАТЬ НА ПОМОЩЬ?". Дескать, помогите, люди добрые, власть удержать, голосили сирые и беззащитные большевики. И дальше.
"ИТАК, БОЛЬШЕВИКИ ПОЗВАЛИ ЕВРЕЕВ С ПЕРВЫХ ЖЕ ДНЕЙ СВОЕЙ ВЛАСТИ, КОГО НА РУКОВОДЯЩУЮ, КОГО НА ИСПОЛНИТЕЛЬНУЮ РАБОТУ В СОВЕТСКИЙ АППАРАТ. И? - И МНОГИЕ, ОЧЕНЬ МНОГИЕ ПОШЛИ - И ПОШЛИ СРАЗУ".
Вот ведь в чём беда: или большевики не должны были пользоваться еврейскими кадрами - из морально-этических побуждений, разумеется, или же евреи, также из соображений высокой морали, не должны были идти в услужение к большевикам. Обе стороны, таким образом, оказались обвинёнными в "аморалке", в том, что быстро столковались между собой...
Естественно, что "государственная Россия" в лице многотысячного чиновничьего аппарата попыталась воспрепятствовать новой власти, но - не вышло. И писатель, ссылаясь на авторитет самого Ленина, прямо нам указывает, почему.
"ЛЕНИН ВОЗРАЗИЛ.,... ЧТО СРАЗУ ПОСЛЕ ОКТЯБРЯ ИМЕННО ЕВРЕИ СОРВАЛИ САБОТАЖ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЧИНОВНИКОВ И ТЕМ ВЫРУЧИЛИ РЕВОЛЮЦИЮ".
Неясно только, какие конкретно евреи "сорвали саботаж" - трудящиеся, капиталисты, ремесленники, торговцы, священнослужители или студенты. На взгляд писателя, а возможно и Ленина, это всё едино...
Затем писатель защищает уже "завования" Февральской революции, те самые, которые он ранее так глубоко и бескомпромиссно успел осудить, от "завоеваний" Октябрьской революции, и бросает неблагодарным евреям новый упрёк.
"НО, ОБРЕТЯ ОТ РЕВОЛЮЦИИ НАКОНЕЦ ПОЛНУЮ СВОБОДУ,... - ЕВРЕИ НЕ ПОМЕШАЛИ В НЕСКОЛЬКО МЕСЯЦЕВ ВЫЙТИ ВПЕРЁД ИМЕННО ЕВРЕЯМ-БОЛЬШЕВИКАМ, А ТЕ С ЖЕСТОКИМ ИЗБЫТКОМ ИСПОЛЬЗОВАЛИ ПРИВАЛИВШУЮ ВЛАСТЬ".
А ведь надо было непременно помешать. Другое дело - как? Ну скажем, созвать всероссийский сионистский подпольный съезд, где-нибудь на старом еврейском кладбище в Житомире, и там - запретить Троцкому и прочим сотрудничать с Советами. А ведь нет, не сделали евреи этого, сокрушается Солженицын, не сделали! И потому на них проклятье вечное за всё плохое /а значит, и за всё хорошее?/, что принесла России советская власть. Писатель с удивлением ещё раз и ещё раз констатирует, что нет среди евреев единства взглядов и позиций, нет какой бы то ни было дисциплины, что все они - разные. И никак не получается, что евреи могли повлиять на ход событий в ту, или иную сторону. И тогда писатель пытается подойти к проблеме - несуществующей проблеме - "диалектически".
"ВОПРОС ЕВРЕЙСКОГО УЧАСТИЯ В БОЛЬШЕВИКАХ - ЭТО НЕ ВОПРОС <<ЧУЖЕРОДСТВА>> ИЛИ <<ИНОРОДСТВА>> ЭТОЙ ВЛАСТИ. К0ГДА МЫ ГОВОРИМ ОБ ОБИЛИИ ЕВРЕЙСКИХ ИМЁН В УПРАВЛЕНИИ РЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИЕЙ - ЭТО ВЕДЬ КАРТИНА НЕ НОВАЯ: А СКОЛЬКО ГЕРМАНСКИХ И ОСТЗЕЙСКИХ ИМЁН ПОЛТОРА - ДВА ВЕКА СОСТОЯЛИ В УПРАВЛЕНИИ РОССИЕЙ ЦАРСКОЙ? ВОПРОС: В КАКОМ НАПРАВЛЕНИИ ДЛЯ СТРАНЫ И НАРОДА ЭТА ВЛАСТЬ ДЕЙСТВОВАЛА?".
Наконец-то здесь, в книге второй, автор признаёт то, что никак не хотел признавать в книге первой. Что его любимая, исконная, истинно русская, государственная Россия столетиями управлялась немецким этническим меньшинством. Но ведь в каком направлении управлялась? На взгляд Солженицына, сохранение крепостного права, сословные, религиозные и иные ограничения в правах, были неизмеримо лучше для страны и народа, чем выход России /советской/ на мировую арену в качестве второй сверхдержавы мира, когда русских /советских/ стали уважать /и бояться/ по всем континетам планеты. Это к вопросу об "истинном русском патриотизме"...
Или же писатель просто "проглядел" эпоху подлинного величия России?...

Война и мир

Гражданская война - особо болезненная тема. Наш писатель вообще против войны. Любой. Потому что война - это зло. Но ведь это не первая гражданская война в истории людей. И, если шли добровольцы на войну, а поначалу и Красная армия, и Добровольческая белая армия комплектовались из добровольцев, то, значит, им было за что воевать, было за что отдавать свои жизни! Они же не понарошку воевали. Задумался ли наш писатель над мотивами этого массового самопожертвования русских людей по обе стороны линии фронта? Похоже, что нет. Зато это сделали за него другие, причем задолго до него.
Другие русские мыслители, писатели, философы, уже довольно много размышляли на эту тему, причём как раз применительно к русской истории. Вот что писал, например, Николай Бердяев.
"Зло нужно искать не в войне, а до войны, в самых мирных по внешнему обличью временах... В войне же жертвенно искупается содеянное зло" /Н.Бердяев. Судьба России, М.,"Эксмо-Пресс"; Харьков, "Фолио", 2001, стр. 674/. То-есть, война бывает, увы, неизбежным выходом из противоречий предшествовавшего мирвного времени.
Но наш писатель не видит и не понимает сложности исторических процессов, бушевавших в России в начале XX века. Он видит лишь борьбу "абстрактного добра" с "абстрактным же злом" и " борьбу "конкретных русских" против "конкретных евреев".
"ВОТ ЭТО-ТО И ВДАВИЛО ЖЕСТОКУЮ ПЕЧАТЬ В ЛИК РЕВОЛЮЦИИ - В ТО, ЧТО БОЛЬШЕ ВСЕГО И ОПРЕДЕЛЯЕТ РЕВОЛЮЦИЮ: КОГО ОНА УНИЧТОЖАЛА, - БЕЗВОЗВРАТНО, НЕПОПРАВИМО УВОДЯ УБИТЫХ И ИЗ ЭТОЙ ГРЯЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ, И ИЗ ЭТОЙ ОБРЕЧЁННОЙ СТРАНЫ, ИЗ СОСТАВА ЭТОГО ЗАБЛУДШЕГО НАРОДА".
Революций "грязных" не бывает, стран "обречённых" также не бывает, "заблудших" народов тоже нет. Это всё - "литература"... Товарищ, так сказать, многого не понимает. Но вот о евреях. Почему именно они? Догадки писателя не идут дальше "идеи" о возможной мстительности евреев вообще.
"НЕ БУДЕМ ГАДАТЬ, В КАКОЙ СТЕПЕНИ ЕВРЕИ-КОММУНИСТЫ МОГЛИ СОЗНАТЕЛЬНО МСТИТЬ РОССИИ, УНИЧТОЖАТЬ, ДРОБИТЬ ИМЕННО ВСЁ РУССКОЕ". Как будто русских коммунистов в то время и вовсе не было...
Но, вначале, разговоp именно о русских, которые схлестнулись между собой в ходе гражданской войны. Вот мнение современного историка.
"Гражданская война - война особая. Беспощадность и жестокость в ней не случайность, а закономерность. Так было всегда... Соотечественники в борьбе между собой особо непримиримы... Сегодня нам представляется, что миллионные жертвы были напрасны. Но это - сегодня. А тогда никто не хотел задумываться, что миллионные жертвы не оправдывают того <<счастья>>, за которое боролись и красные и белые. Непримиримость и беспощадность считались добродетелью" /Дм.Волкогонов. Троцкий - Политический портрет. Кн. 1, М., "Новости", 1997, стр. 287/.
Теперь самое время задать вопрос: а почему это столь жестоко столкнулись в нашей гражданской войне два мира - старый и новый? Не потому ли, что в муках рождался, можем это предположить, какой-то новый этнос, новый народ -"советский? Эту возможность осознавали уже тогда многие русские писатели, надо думать, не меньшие патриоты, чем автор двухтомника "Двести лет вместе". Предоставим им слово.
"Жестокость сопровождает всякое зачинающееся движение, всякий разрыв, предшествующий творчеству... Творчества в истории нет без моментов страдания и боли, без жертвы благом непосредственной жизни" /Бердяев, стр. 430/. С позиции теории этногенеза, введённой в оборот русским ученым Львом Гумилёвым, все новые народы в истории появляются именно таким образом /см. Приложение 1. "Что случилось в Октябре Семнадцатого?"/. Это чувствовали задолго до Гумилёва и Н.Бердяев, и Дм.Мережковский. Вот как видел эту ситуацию Дм.Мережковский.
"Что такое <<бесноватость>>? Для научного знания - душевная болезнь. Могут ли ею заболевать не только отдельные люди, но и целые народы? Мы видим, что могут" /Дм.Мережковский. Царство Антихриста. Изд-во РХГИ, СПб, 2001, стр. 14/. И много позже о том же.
"Россия гибнущая, может быть, ближе к спасению,... распятая - ближе к воскресению"/Мережковский, стр. 558/.
Новый народ, новый этнос, советский народ, на взлёте его истории, действительно мало кто мог остановить.
"В этом страшная сила коммунизма-сатанизма, и слабость почти всех его противников: они просто не знают с кем борятся" /Мережковский, стр. 289/.
Ну и возвращаясь к теме войны.
"Рациональное оправдание войны какими бы то ни было интересами - нелепо и невозможно. Вот почему рационалисты и позитивисты бывают в принципе против войны, они обычно склоняются к пацифизму. Люди же религиозные легче принимают войну с её ужасами и не восстают принципиально против войны, хотя сознают её зло" /Бердяев, стр. 673/.
Об этом же, о религиозности гражданской войны, говорил и Дм. Мережковский. "...Советская <<политика>> – вовсе не политика, а <<религия>>; ...советское <<государство>> – вовсе не государство, а <<церковь>>" /Мережковский, стр. 288/.
И вот, в войне столкнулись две "церкви", две "религии": старая и новая, коммунистическая. И обе воевали ожесточённо, обе были непримиримы.
"Война вызывает трагический конфликт в душе христианина. Не добро и зло, не правда и ложь сталкиваются в этом конфликте, а два добра, две правды" /Бердяев, стр. 683/. Вот почему гражданские войны бывают такими жестокими. И еще об исполнителях войны.
"Не следует забывать, что на войну люди идут умирать, а не только убивать" /Бердяев, стр. 675/.
Именно это почему-то забывает Солженицын, когда живописует о военных преступлениях большевиков вообще, и среди них - евреев-большевиков, в частности.

Плохие, очень плохие евреи.

Категории типа "хорошее - плохое" лежат вне науки, а категории "хороший народ - плохой народ" - и вне литературы. Ибо какой писатель, по определению гуманист, возьмётся осудить, дать моральную оценку целому народу? Никакой. Это отмечал еще Дм. Мережковский: "Можно ли о каком бы то ни было народе сказать: весь добр или весь зол?" /Мережковский, стр. 411/, и отмечал, что ни в коем случае нельзя. Но не таков наш знаменитый писатель, автор "Двести лет вместе". Он решительно против "чистой науки", равно как и против "чистой литературы", как только речь заходит о евреях. Тут он совершенно непреклонен.
"ОДНАКО ПРИХОДИТСЯ КАЖДОМУ НАРОДУ МОРАЛЬНО ОТВЕЧАТЬ ЗА ВСЁ СВОЁ ПРОШЛОЕ - И ЗА ТО, КОТОРОЕ ПОЗОРНО. И КАК ОТВЕЧАТЬ? ПОПЫТКОЙ ОСМЫСЛИТЬ – ПОЧЕМУ ТАКОЕ БЫЛО ДОПУЩЕНО? В ЧЁМ ЗДЕСЬ НАША ОШИБКА? И ВОЗМОЖНО ЛИ ЭТО ОПЯТЬ?
В ЭТОМ-ТО ДУХЕ ЕВРЕЙСКОМУ НАРОДУ И СЛЕДУЕТ ОТВЕЧАТЬ И ЗА СВОИХ РЕВОЛЮЦИОННЫХ ГОЛОВОРЕЗОВ, И ЗА ГОТОВЫЕ ШЕРЕНГИ, ПОШЕДШИЕ К НИМ НА СЛУЖБУ. НЕ ПЕРЕД ДРУГИМИ НАРОДАМИ ОТВЕЧАТЬ, А ПЕРЕД СОБОЙ И ПЕРЕД СВОИМ СОЗНАНИЕМ, ПЕРЕД БОГОМ".
Вот и осудил целый народ наш новоявленный гуманист и требует от него покаяния.
"ОТВЕЧАТЬ, КАК ОТВЕЧАЕМ ЖЕ МЫ ЗА ЧЛЕНОВ СВОЕЙ СЕМЬИ".
А интересно, собирается ли отвечать Александр Исаевич за позорные деяния русского государства, скажем, перед чеченским народом? Сколько раз любимое им самодержавное государство и нелюбимое им советское и постсоветское государство расправлялось с Чечнёй? Три или четыре раза? А за разделы Польши - будем отвечать или нет?...
Дальше писатель бросает упрёк евреям современным, что они до сих пор не осудили, не открестились, от деятелей большевистской революции.
"НО РАЗМЫШЛЯТЬ О ЕВРЕЯХ-БОЛЬШЕВИКАХ - ЕВРЕЯМ БЫ ПЕРВЕЙ, ЧЕМ РУССКИМ. ЕВРЕЕВ ЭТОТ ОТРЕЗОК ИСТОРИИ ДОЛЖЕН БЫ ЗАТРАГИВАТЬ СИЛЬНО, И ПО СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ".
Пишущий эти строки не берётся отвечать "за всех евреев", как не берётся отвечать "за всех русских" и сам писатель. Мы можем говорить только о личной позиции человека и гражданина. Так вот, наша позиция такова.
Эти самые отдельные евреи-большевики, отщепенцы, как их обзывает Солженицын, действительно приняли активное участие в событиях тех лет, хотя их на это никто, никакой "подпольный сионистский съезд", не уполномочивал. Они пошли в революцию добровольно, в индивидуальном порядке, исключительно по собственной инициативе. А в органы советской власти её первых лет они были выбраны.
Солженицын ставит в упрёк евреям "сегодня", что много евреев "вчера" играли видную роль в становлении советской власти. Это похоже на историю о крупных, но дорогих, раках вчера, по сравнению с мелкими, но дешёвыми, раками сегодня...
"А МЕЖДУ ТЕМ - НЕСОМНЕННО, ЧТО ЭТИ ЕВРЕЙСКИЕ ОТЩЕПЕНЦЫ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ ПРЯМО ВОЖДЕСТВОВАЛИ В БОЛЬШЕВИЗМЕ, ВОЗГЛАВИЛИ ВОЮЮЩУЮ КРАСНУЮ АРМИЮ /ТРОЦКИЙ/, ВЦИК /СВЕРДЛОВ/, ОБЕ СТОЛИЦЫ /ЗИНОВЬЕВ И КАМЕНЕВ/, КОМИНТЕРН /ЗИНОВЬЕВ/, ПРОФИНТЕРН /ДРИДЗО-ЛОЗОВСКИЙ/ И КОМСОМОЛ /ОСКАР РЫВКИН, ЗА НИМ ЛАЗАРЬ ШАЦКИН, ОН ЖЕ И ВО ГЛАВЕ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА МОЛОДЕЖИ".
Вы можете называть их отщепенцами, негодяями, или "пламенными революционерами", но факт остаётся фактом: они искренне участвовали в создании новой России, мощь которой получилась, в результате в том числе и их трудов, несравненно большей, чем России самодержавной, о которой наш знаменитый писатель проливает столько слёз. И если бы не они, эти самые "отщепенцы", ещё не известно, что получилось бы с Россией, какова была бы участь страны в случае победы белых. Имела бы "белая" Россия атомное оружие и спутники, владела бы базами по всему свету: на Кубе, во Вьетнаме, в Египте, в Анголе, держала бы под контролем почти полвека всю Восточную Европу? Ведь всё это было, было... И было как результат победы красных в революции и гражданской войне.
Пусть не сочтёт писатель это за упрек, но сам он - борец против советской России - сегодня должен видеть, чувствовать себя среди виновников исторического поражения России... И в том развале, в коем оказалась Россия после низвержения коммунистической власти, есть и его, Солженицына, весомый вклад! Вот вам и мораль, и нравственность, и "истинный патриотизм"...
Кстати, о евреях. Они тоже воевали, и воевали хорошо. Писатель приводит длинные списки евреев - командующих армиями, корпусами, дивизиями и т.д. Задумался ли при этом сам писатель, а за что, собственно, так хорошо воевали те евреи? За Германию? За Америку? За несуществующий ещё и в помине Израиль? Увы, нет. Они воевали за Россию, за ту самую новую Россию, будущий СССР, против которого впоследствии столько лет воевал своими сочинениями сам писатель.
Но на чьей стороне, собственно, воевало большинство евреев? Движимые классовыми интересами и общечеловеческой моралью, они оказались по обе стороны баррикад. Но белое движение принимало их в свои ряды очень неохотно, о чем нам подробно рассказал сам писатель. Зато их без ограничений принимала на службу новая, советская 'власть. Вот отрывок из воспоминаний В.В. Шульгина, монархиста, бышего члена Гос. думы, одного из организаторов белого движения. "Если бы в рядах Белого Движения оказалось бы столько евреев, сколько их было в <<революционной демократии>> или же в своё время - в <<конституционной демократии>>... /Но/ только ничтожная группа еврейства примкнула к Белым... Разве мы не знаем горькой трагедии отдельных евреев, поступивших в Добровольческую Армию? Над жизнью этих евреев-добровольцев висела такая же опасность от неприятельской пули, как и со стороны <<тыловых героев>>, по-своему решавших еврейский вопрос". То-есть, белое движение было сильно заражено антисемитскими настроениями. Но сам писатель, приведя эту цитату из Шульгина, далее делает неожиданный вывод.
"А ЭТО - ДАЛЬШЕ ВСЁ БОЛЕЕ ОБРЕКАЛО БЕЛУЮ АРМИЮ НА ОДИНОЧЕСТВО И ГИБЕЛЬ".
То-есть, надо понимать писателя так, что поражение белых в гражданской войне было целиком связано с их антисемитизмом?... Однако, смелый вывод... Разумеется, число евреев в белых армиях было неизмеримо меньше, чем у красных. И не столько по причине юдофобства у многих белых. Есть ещё и другое объяснение. И тут лучше всего предоставить слово самому А.И. Солженицыну.
"...ЕДВА ТОЛЬКО ГДЕ ПРОБИЛСЯ ПЕРВЫЙ РОСТОК ОТ БУДУЩЕГО МОГУЧЕГО СТВОЛА - УЖЕ ЕВРЕИ ВИДЯТ ЕГО, ХВАЛЯТ, ПРОРОЧАТ, ВЫСТРАИВАЮТ ЕМУ ЗАЩИТУ...".
Ну вот он сам и назвал вещи своими именами. Красная Армия, Советская власть – это и были те самые "первые ростки" от будущего "могучего ствола", коим предстояло стать впоследствии СССР. Стало быть, по Солженицыну, евреи это "предчувствовали". И писатель сам, где-то в глубине души, с ними согласен...

Продолжение следует

 
Повествующие Линки
· Больше про Russia
· Новость от Irena


Самая читаемая статья: Russia:
ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА. Шестилетний боевик


Article Rating
Average Score: 0
Голосов: 0

Please take a second and vote for this article:

Excellent
Very Good
Good
Regular
Bad



опции

 Напечатать текущую страницу  Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу  Отправить статью другу




jewniverse © 2001 by jewniverse team.


Web site engine code is Copyright © 2003 by PHP-Nuke. All Rights Reserved. PHP-Nuke is Free Software released under the GNU/GPL license.
Время генерации страницы: 0.057 секунд