Орли Кастель-Блюм. Писательница как элитная проституткаю Превод Анны Дубинской
Дата: Thursday, May 18 @ 00:00:00 MSD
Тема: Arts & artists


Одна женщина, ну, абсолютно, абсолютно нормальная, женщина в
здравом уме - и этим все сказано, публиковала иногда книги,
которые расходились тиражом в десятки тысяч, и приносили ей хорошие
деньги, что позволяло ей писать еще книги, которые приносили ей
хорошие деньги, что позволяло ей… и т.д. Госпожа писательница, как
с экономической, так и с творческой стороны, входила в круг тех, чьи
доходы пребывают в хроническом «плюсе», и это можно было разглядеть
на ее лице. Где бы ее ни встречали, у нее была неизменно точеная
фигура, стройная походка, она отлично смотрелась в бикини, и смело
можно утверждать, что она преуспевала за счет своих книг,
продававшихся тиражом в десятки тысяч, что позволяло ей покупать
автомобили, - у нее было пять машин, - ну, вот так, за милую душу.
Автомобили эти катились себе гладехонько по шоссе, подобно деньгам,
также гладко вливавшимся на ее счет в банке. Или подобно тому, как
никто и глазом не моргал, когда она подписывала чек. Никто и
никогда не просил ее предъявить паспорт. Все знали, что ее хватит на
всё.

Однако, как это часто бывает в фильмах, не удалось этой царской
везухе продлиться до конца ее счастья – здоровья – успехоличной
жизни. В одной из поездок в горы, поохотиться на рассказы, случилась
авария – у красной машины отказали тормоза, и она получила тяжелые
ранения, очень тяжелые, почти смертельные. Благодаря своему имени,
своим книгам и всему тому, что с этим связано, она была доставлена в
больницу в Хайфу вертолетом, как раненые из Ливана. Но чем это
помогло ей?! Ее прилично раздробило. Лучшие врачи трудились над ней
в течение десяти дней, очаровательные родственники ухаживали за ней,
непрерывно сменяясь, заботились, чтобы ей перестилали постель, когда
это нужно, поставили против нее телевизор, даже пытались думать
вместо нее. Но несчастная писательница действительно была тяжело
ранена, она вообще была без сознания. Когда люди приходили просить у
нее автограф, они пускали слезу прямо не отходя от кассы, и один
врач, доктор Ахайрон, решил отправить ее в Хьюстон, штат Техас, на
серию операций, которые спасут ее жизнь, он договорился по телефону
с тамошним врачом, чтобы из аэропорта ее доставили вертолетом –
прямехонько на операционный стол.

Во время рейса Боинга 747 атмосфера на борту была очень
сложной. Бедная писательница даже не чувствовала, как страдают люди.
Но они страдали внутри, они почти не разговаривали, только пили кофе
и надеялись на лучшее, изо всех сил. Самолет совершил посадку в
Хьюстоне, штат Техас, в семь сорок четыре по американскому времени.
В аэропорту ждала ее, разумеется, медицинская бригада, вертолет
взлетел буквально через пять минут, и она была доставлена прямо в
операционную. В течение сложнейшей операции, длившейся 72 часа,
удалось хирургам, лучшим из лучших, спасти жизнь писательницы, и
когда они вышли к ожидавшей семье, сказали, что, наверное, наверное,
несмотря на то, что это всегда может случиться, - наверное, нет.
Слезы заструились из глаз любящей семьи, они уж не верили, что
получат обратно их дорогую.

По прошествии нескольких часов пришла негритянская медсестра и
сказала им, что они могут зайти. Они зашли, гуськом, и писательница
лежала там со всеми своими приборами, глаза ее были открыты, они
были живые и бодрые, но она не сказала ни слова. Вошел врач и
сообщил, что они ввели катетер через голосовые связки, а оттуда,
через пищевод, к сухожилиям ее тонких пальцев, и до, прошу извинить
меня, влагалища, чтобы она смогла вести максимально нормальный образ
жизни, хотя, возможно, ее способность зажигаться страстью навсегда
испорчена необратимыми повреждениями чувствительных мест. Семья,
которая сроду не слыхивала о таком способе реставрации людей,
изумленно уставилась на врача, и кто-то спросил: «Вы, в самом деле,
сделали это?»

Врач объяснил им, что ничего другого не оставалось, и позвал
одного из родственников пройти в ординаторскую и выслушать там более
точные разъяснения по поводу этой выдающейся операции. Он объяснил,
что если вдувать ей воздух в горло, туда, где находятся голосовые
связки, рука ее начинает работать, и вагина выделяет золотистую
жидкость, которая отнюдь не пахнет розами. Близкий родственник
спросил, зачем нужно дуть, и вообще, что это все значит, и врач
сказал, что без этого вдувания, кровяные сосуды в области главной
артерии закупорятся, и писательница умрет. Дутие запускает
механизмы, которые борются с закупориванием. Нужно только вставить
ручку между пальцами, можно даже, если не хотим, обойтись без листа
бумаги под рукой, - и рассказы будут написаны.

Потрясенный родственник вышел из ординаторской, направился к
поджидавшим его и изготовившимся к действию членам семьи, и поведал
им о тех абсурдных вещах, которые услышал. Он добавил, что не нужно
даже подкладывать снизу лист бумаги – рассказы будут писаться в
воздухе. Близкие родственники сначала сказали, что какая разница,
главное заполучить обратно их дражайшую, но довольно скоро
большинство вернулось к своим делам на родине-матери, на восточных
склонах горы Кармель. Только горсточка родственников осталась стоять
рядом с телом писательницы, и никто из них не осмеливался дуть, в
первые дни это делали превосходные врачи Хьюстона, штат Техас.

До конца месяца все вернулись на родину, кроме одного дядюшки,
который когда-то любил ее. Он остался один в комнате и не знал: дуть
иль не дуть? Он захотел узнать, работает ли этот механизм,
приблизился к ней и позвал ее, она не прореагировала – из-за
трубки, - и он подул ей в горло, туда, где голосовые связки. По
прошествии семи – десяти секунд ее рука заработала в воздухе и
вагина выделила золотистую жидкость. Дядюшка подложил ей под руку
листы бумаги и снова дунул. К своему удивлению он увидел, что она
пишет какие-то непонятные слова, и все время ее постель наполняется
этой золотистой жидкостью. Он не знал, что уже и думать, и что с
этим делать, и вышел позвонить кому-нибудь из родственников на
далекой родине рассказать об этом писательско-медицинском чуде. А
когда вернулся, неся пишущую машинку с ивритским шрифтом, которую он
раздобыл у одного давнего эмигранта, обнаружил, что писательница
умерла, и все простынки перепачканы этим рассказом.

Из сборника «С рисом не спорят», Избранное 1987 – 2004

Перевод с иврита
© 2006 by Anna Dubinsky
© 2006 Анна Дубинская





Это статья Jewniverse - Yiddish Shteytl
https://www.jewniverse.ru

УРЛ Этой статьи:
https://www.jewniverse.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=1278
Jewniverse - Yiddish Shteytl - Доступ запрещён
Уроки идиш
Евреи всех стран, объединяйтесь!
Добро пожаловать на сайт Jewniverse - Yiddish Shteytl
    Поиск   искать в  

 РегистрацияГлавная | Добавить новость | Ваш профиль | Разделы | Наш Самиздат | Уроки идиш | Старый форум | Новый форум | Кулинария | Jewniverse-Yiddish Shtetl in English | RED  

Help Jewniverse Yiddish Shtetl
Поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег. Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал



OZON.ru

OZON.ru

Самая популярная новость
Сегодня новостей пока не было.

Главное меню
· Home
· Sections
· Stories Archive
· Submit News
· Surveys
· Your Account
· Zina

Поиск



Опрос
Что Вы ждете от внешней и внутренней политики России в ближайшие 4 года?

Тишину и покой
Переход к капиталистической системе планирования
Полный возврат к командно-административному плану
Жуткий синтез плана и капитала
Новый российский путь. Свой собственный
Очередную революцию
Никаких катастрофических сценариев не будет



Результаты
Опросы

Голосов 715

Новости Jewish.ru

Наша кнопка












Поиск на сайте Русский стол


Обмен баннерами


Российская газета


Еврейская музыка и песни на идиш

  
Jewniverse - Yiddish Shteytl: Доступ запрещён

Вы пытаетесь получить доступ к защищённой области.

Эта секция только Для подписчиков.

[ Назад ]


jewniverse © 2001 by jewniverse team.


Web site engine code is Copyright © 2003 by PHP-Nuke. All Rights Reserved. PHP-Nuke is Free Software released under the GNU/GPL license.
Время генерации страницы: 0.037 секунд