Иронич. рассказ В. Савича о войне 1991 г
Дата: Sunday, October 13 @ 19:54:05 MSD
Тема: Tradition


Владимир Савич Недоразумение Новорожденный. На запястье правой руки бирочка: вес 3.500, рост 50 см. Имя: Николай. Фамилия - Смельчаков. "Задарма такую фамилию не отхватишь!" - уверял внука, когда тот подрос, дедушка. Юный Николай это понимал и как мог отражал геройскую фамилию в своем морально-физическом облике. В юном возрасте активно занимался боксом и регулярно ходил за район на городские разборки. Всегда в центре кодлы. За что и заслужил кликуху "Центровой" Повзрослев, оставив разборки, Николай Смельчаков подстригся под Керенского ежиком и примкнул к диссиденствующей интеллигенции. В разгар скрытого антисемитизма не убоялся своей любви и женился на даме треф еврейской национальности. За что получил в среде либералов прозвище "Отчаянный". И это не было безосновательно. - Николай, у вас могут возникнуть трудности, - предупреждало Смельчакова руководство. - Клал я на вас и ваши трудности, - решительно заявил Николай. - Я завтра вообще брит-милу сделаю. Понятно?! Но брит-милу Николай Смельчаков пройти не успел, специалиста нужного не оказалось. А как нашелся, то уж и выезд на новое место жительство в государство Израиль подоспел. Шел конец 1990 года…

Дата отъезда была назначена, когда до окончания американского ультиматума "багдадскому мяснику" оставалось две, максимум три недели. Безусловно, это получилось чисто случайно. Однако у Николая Смельчакова были свои объяснения касательно этого факта. - Это они мне мстят, - говорил Николай. - Маленькие, плюгавенькие вошки. Думают, а выдадим-ка мы этому Смельчакову бумаженцию на выезд на самую войну. Выйдет этот "крутень" на аэродромное поле, тут ему крышу скадом и снесет. Вот так, Смельчаков, знай, как на моромойках жениться! Скорей всего зря Николай на чиновников наезжал: - Когда дело Смельчакова рассматривалось, войной еще и не пахло; - Чиновник - человек подневольный, резиновая душа, штамп поставил, сургучом залил, но все-таки человек. А почему бы и нет? Не зря ведь сказали Николаю в ОВИРе: - Вы, Смельчаков, отъезд бы отложили на пару месяцев. Закончится война, так и поедете. Николай тогда вспылил: - Лучше под руинами погибнуть, чем с вами хоть день прожить. Сатрапы! Ладно бы ныли только бюрократы, так и дома та же песня. - Николай, куда вы в такую пору, - отговаривали родственники. - Не от вас ли я получил фамилию Смельчаков? Так и не ропщите. Коли суждено Коле умереть, Коля сделает это с честью, - достойно фамилии отвечал Николай. - Но ты посмотри, что пишут в газетах! "Багдадский мясник" грозиться стереть Израиль с лица земли! - "Багдадский мясник", говорите вы мне. Мне ли его бояться? Мне! С прибором клавшим и на кремлевских старцев! - Но, Коля, он может применить газы! - восклицали родственники. - Не волнуйтесь, там всем выдают ОЗКа. Загадочное слово, объяснения которого Николай Смельчаков толком объяснить не мог, тем не менее, успокоило родичей. - Что вы мелете, - возмущались родственники, если слышали пугающие разговоры о грозящих событиях. - Провидцы выискались! - Кто, я мелю!? - возмущался очередной оракул. - Про это же в библии пропечатано. "Соберу, Бог говорит, всех кучерявых, да и смету с лица Земли" Во как! - А мы говорим - ерунда, - заявляли родственники. - Их там сам черт не возьмет! - Отчего ж так? - удивлялся знаток святых текстов. - А оттого, что у них Озыки есть. - А че это такое? - Такое, такое, такое. Это как Божья борода, - поясняли родственники... В новой стране Николай Смельчаков - не из страха, нет, а по наставлению сердобольных бабушек из центра абсорбции, попал не в мегаполис, а в небольшой, затрапезный городок. - Езжайте вот в этот городок (бабки сказали название) - там, правда, жить не ахти какая и работы не много, но в случае войны бомбить его не будут. - А что так? - полюбопытствовал Николай. - Так как его бомбить, если он и не на всех картах обозначен, - пояснили бабки. И добавили: сейчас многие из больших городов в маленькие перебираются. - А, м-н-о-г-и-е, - грозно растягивая слово, произнес Николай. - Так я - не "многие". Я - Николай Смельчаков. Коля попытался перевести фамилию на новый язык, но не сумел и обиженно засопел. - Ну, как хотите. Мы ведь от чистого сердца, дочь у вас совсем маленькая... - Ники, успокойся, - вмешалась в разговор жена Вика (называвшая мужа на манер последнего русского императора). - Люди дело говорят. Едем. На новое место жительство приехали под вечер. Небольшой городок в мягких пастельных тонах южного закатного солнца выглядел мирно и живописно. По набережной сине-зеленого библейского озера беспечно фланировали местные Пульхерии Ивановны и Афанасии Ивановичи. Но и в их провинциальных разговорах уже мелькали слова: милхама, маска газ и хедер атум... - А им-то чего бояться? - удивленно спросил маклера, помогавшего снять квартиру, Николай Смельчаков. - Нас уверяли, что вашего "Миргорода" и на географических картах-то нет. - Нет-то нет, а вдруг как случайно, - качая головой, отвечал невысокий, крупноносый, с бойким чубчиком и цепким взглядом закройщика квартирный маклер. - Так вам же маска-газы выдают, и эти, как их, хедер-атумы, - привел весомые аргументы Николай. - Потом, это же совковские ракеты, а в совке только калоши делать и умеют. - Э, не скажите. Как вас? - Николай. - Так вот, Ник. Вы позволите мне вас так называть? - Валяйте, - согласился Николай. - Я вас, конечно, не пугаю, но мой деверь, что работал в секретном конструкторском бюро КГБ, мне недавно говорил: "Додик, что-что, а ракеты они таки делать умеют! Не успеешь, простите, и пукнуть, как от вашей маска газ не останется даже и гофрированной трубки". А он, я вас уверяю, знал, что говорит. Его и по сей день в отказе держат. - А меня и не испугаешь! - решительно заявил Николай. - Я пуганый-перепуганный! Стреляный воробей! - Да кто ж вас пугает, голубь вы мой, вы ж моя - чтоб вас побольшело!- жизненная опора. Вот ключики. Там замочки. Садимся и едем. - Миха, авто! - крикнул маклер. И тотчас же к дверям конторы был подан прочный, хотя и слегка подгнивший "Додж-караван" "Чтобы не пришлось любимой плакать. Крепко за баранку держись, шофер" - всю дорогу до новой квартиры пел крепыш и весельчак водитель Миха. …Если уважаемый читатель думает, что дальше пойдет бытописательство, как- то: получение паспортов, хождение по присутственным местам, трудоустройство, покупка мебели и кухонной утвари, - то он ошибается. До назначенного коалицией дня "N" Н. Смельчаков только и делал, что пресекал панические настроения царившее меж новоприбывшими. - Да что вы в самом-то деле, - звучал то тут, то там его звонкий и смелый голос. - Нашли, кого бояться! - Но у них же советские "Скады", - взволнованно говорили испуганные граждане. - То-то и дело, что советские! В совке ж даже изделия Бакинского комбината резиновых изделий и те с дефектом лили. - Вы думаете? - с надеждой спрашивали слушатели. - Железно! Я даже маска-газ не пойду получать, - заверял их Смельчаков. Коля и в самом деле отпирался от дыхательного аппарата. Тогда его письменно вызвали в местный пункт гражданской обороны и сказали: " Берите. Иначе вручим в принудительном порядке". В день "N" по требованию жены и неистребимого гена самосохранения Николай Смельчаков оборудовал в спальне хедер-атум. То есть: заклеил липкой лентой двери, окна, стенные щели и поставил возле шкафа эмалированный горшок "по-маленькому" - для дочери. Кроме этого, как следовало из инструкции по гражданской обороне: закупил деликатесных консервов, герметически закрытых экзотических соков и, сказав всем, что сегодня ночью от "багдадского колбасника" не останется даже и шкурки, со спокойной душой отправился спать... - Ну, что я говорил?! - после утренних новостей извещавших о полном и сокрушительном разгроме неприятельской армии, воскликнул Н. Смельчаков, и открыл дефициты. - Расчихвостили вашего "колбасника" по самые некуды! - радостно восклицал Николай, вторгаясь в соседские квартиры. - А вы, поди, ночь не спали! Открывайте ваши консервы. Войне п... пришел! И на столе появлялись латвийские шпроты, китайская тушенка и аргентинская кошерная говядина. - А я ж вам говорил! А если я говорю, то это железно! А вы - бомбы, ракеты. Откуда у него ракеты? Он же с совком дружбак, а кто с совком вошкается, у того даже и презервативов нет! - жуя деликатесы, продолжал Николай. - Николай, а вы пивком запейте, - предлагали соседи, подставляя бесстрашному оратору баночку с баварским пивом. - Можно и пивка, - соглашался Николай. - И колбаски свиной попробуйте. Её вроде как нельзя, - смущенно говорили соседи, вынимая из холодильника тарелочку с колбасными наслоениями, - но мы её как бы и скушаем. А вот угорек копченый, - опять же не кошер, но с пивком можно. - А почему бы и нет, - отвечал Смельчаков и ел угорька, и заедал красноватой с белыми прожилочками колбаской и запивал пивом. К вечеру с круглым как барабан и урчащим как контрабас пузом Н. Смельчаков вернулся домой. Выпив на ночь стакан вишневой шипучки и сыто икнув, Н. Смельчаков отправился в хедер атум. По пути к кровати он недовольно брыкнул попавшийся под ноги писсуар "по маленькому" для дочери. Горшок закачался и, издавая металлические звуки, беспомощно рухнул на эмалированный бок... В момент, когда первичный, без иллюстраций, крепкий сон переходит в стадию чуткого, тонкого утреннего сновидения, Н. Смельчакову почудился некий напоминающий комариный писк звук. Звук нарастал. Коля открыл глаза и не поверил собственным ушам. За окном истошно ревела воздушная тревога. Голос диктора в радиоточке как заклинание бубнил "Азака авирит. Азака авирит". В пункте гражданской обороны Коле сказали, что это означает "Воздушная тревога". Николай не раздумывая вспорхнул с кровати. Задраил скотчем дверь, произвел инспекцию надетых дочерью и женой противогазов, натянул на лицо силком выданный маска-газ. Дышалось тяжело. Гофрированная противогазная трубка издавала клокочущие звуки. На спрятанном под маска-газ лице образовались капельки пота. Пальцы ног пощипывали холодные иголки. Надетых на стопы махровых носков становилось явно недостаточно. Но, что хуже всего, в животе что-то свербело, покалывало и резало. С каждой минутой все усиливаясь и нисходя от набитого с вечера невесть чем желудка, к месту, на котором сидел Николай Смельчаков. "Надо же было так утрамбоваться вчера" - попытался обмануть себя Николай. Хотя отлично понимал, что спазмы вызваны к жизни не вчерашним поеданием угрей, шпрот и некошерной колбасы, а клейким, вязким, неотступным, курсировавшим по всем жизненно важным органам Николая Смельчакова страхом. Николай неожиданно вспомнил слова маклерского деверя, что в случае ракетного попадания от всей этой хедер-атум и от противогаза, не останется даже гофрированной трубки. Смельчаков осторожно надавил на волнистую, резиновую поверхность трубки. В ответ та издала звук испорченного желудка. "Да, по всей видимости, деверь прав" - невесело подумал Николай Тем временем спазмы мягко перешли в рези. В животе клокотал вулкан. Лава требовала выхода. В момент наивысшего подъема желудочного волнения в голове у Смельчаков мелькнула богохульная мысль "Уж не мне ли доведется родить нового пророка!". И опять Николай обманывал себя - роды здесь были совершенно ни при чем. Николаю просто хотелось выйти за дверь и пойти туда, где мерно гудел сливной бачок. А выйти было нельзя: во-первых, фамилия не позволяла, во-вторых, комната-то была герметически заклеена от проникающей радиации и нервно-паралитических газов. Оставалось либо терпеть, либо воспользоваться опрометчиво перевернутым с вечера горшком. Николай Смельчаков с надеждой глянул сквозь кругляши своей маска-газ на жену и со смущением указал на писсуар по-маленькому для дочери. Жена одобрительно мотнула головой, и ночной горшок принял свое нормальное положение... Рези отступили, но вскоре их место заняли неприятные запахи. Не разгерметизировалась ли комната, подумал Николай и с опаской покосился на заклеенную скотчем дверь. В который уже сегодня раз обманывал себя Николай. Природа запаха было совсем иной и настолько сильной, что от него даже распрямилась гофрированная противогазная трубка. Короче пришлось Николаю разгерметизировать комнату, открывать окна и спешно перемещать жену с дочерью на кухню. - Вика, это, какое-то недоразумение, - смущенно оправдывался Николай. По-видимому, я вчера переел! - Ты не переел, а пе... Ну да не на кухне об этом говорить, - нехорошо ухмыльнулась жена. - Да как тебе не стыдно. Николай Смельчаков никогда и ничего не бз... - Не договорив, Коля хлопнул дверью и вышел в ночь, на улицу, где категорично намеревался погибнуть от газов или под обломками зданий. - Ник, - окликнул Смельчакова мужской голос. Николай обернулся и увидел маклера Додика. - А вы что не в хедер атум? - Да я, - Смельчаков хотел, было вспыхнуть шапкозакидательской тирадой, но, вспомнив, с какой целью открыто окно в его загерметизированной комнате, промямлил что-то невразумительное Я, Мы, Ды, Бы. - Я тоже не могу. Кажется, все бомбы ко мне летят. На улице безопасней, - пояснил маклер. И они пошли по пустынной ночной улице. Свернули на набережную, под ногами захрустела галька. Огромная желтоватая луна, как Христос, неспешно двигалась по черной озерной воде. - Пойдете ко мне работать? - неожиданно спросил маклер, как будто на свете и не было войны. - Кем? Намазчиком спичечных коробков или лакировщиком глобусов? - как будто часы не показывали вторую половину ночи, съязвил Ник. - А я смотрю, вы стереотипер, - маклер с интересом глянул на собеседника. И добавил. - Водительские права у вас есть? - А то! - утвердительно воскликнул Смельчаков. Я ж профессиональный гонщик. В ралли участвовал. Меня и на "формулу один" приглашали, - приврал Николай. Ну, да после таких переживаний и расстройств как не солгать. - Мецуян, - маклер перешел на городской диалект. - У меня дело расширяется. Народ, сами видите, прет как вода сквозь прорванные трубы. Мой шофер Миха уже не справляется. Если согласны - с завтрашнего дня можно и начинать. Миха покажет вам маршрут. - А что мне его показывать, - обиделся Николай. - У меня ж первый разряд по спортивному ориентированию. Не соврал Николай Смельчаков... "Эх, путь дорожка фронтовая. Не страшна нам бомбежка любая" - неслось из кабины фольсваген-вагон, за рулем которого сидел Н. Смельчаков. И жители городка знали, что это Ник везет новую партию репатриантов. Почти всякую ночь выли сирены, и монотонный голос диктора бубнил "Воздушная тревога. Воздушная тревога" Однако ни страхов, ни спазмов, ни рези они уже больше не вызывали, и Николай не то что не натягивал противогаз, но даже и не просыпался.

http://savich.by.ru/



Это статья Jewniverse - Yiddish Shteytl
https://www.jewniverse.ru

УРЛ Этой статьи:
https://www.jewniverse.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=273
Jewniverse - Yiddish Shteytl - Доступ запрещён
Наш Самиздат
Евреи всех стран, объединяйтесь!
Добро пожаловать на сайт Jewniverse - Yiddish Shteytl
    Поиск   искать в  

 РегистрацияГлавная | Добавить новость | Ваш профиль | Разделы | Наш Самиздат | Уроки идиш | Старый форум | Новый форум | Кулинария | Jewniverse-Yiddish Shtetl in English | RED  

Help Jewniverse Yiddish Shtetl
Поддержка сайта, к сожалению, требует не только сил и энергии, но и денег. Если у Вас, вдруг, где-то завалялось немного лишних денег - поддержите портал



OZON.ru

OZON.ru

Самая популярная новость
Сегодня новостей пока не было.

Главное меню
· Home
· Sections
· Stories Archive
· Submit News
· Surveys
· Your Account
· Zina

Поиск



Опрос
Что Вы ждете от внешней и внутренней политики России в ближайшие 4 года?

Тишину и покой
Переход к капиталистической системе планирования
Полный возврат к командно-административному плану
Жуткий синтез плана и капитала
Новый российский путь. Свой собственный
Очередную революцию
Никаких катастрофических сценариев не будет



Результаты
Опросы

Голосов 716

Новости Jewish.ru

Наша кнопка












Поиск на сайте Русский стол


Обмен баннерами


Российская газета


Еврейская музыка и песни на идиш

  
Jewniverse - Yiddish Shteytl: Доступ запрещён

Вы пытаетесь получить доступ к защищённой области.

Эта секция только Для подписчиков.

[ Назад ]


jewniverse © 2001 by jewniverse team.


Web site engine code is Copyright © 2003 by PHP-Nuke. All Rights Reserved. PHP-Nuke is Free Software released under the GNU/GPL license.
Время генерации страницы: 0.040 секунд